Одесский обозреватель » Людмила Шарга, Одесса новости » Божией милостью поэт… / Памяти Игоря Ивановича Павлова /

Божией милостью поэт… / Памяти Игоря Ивановича Павлова /

Игорь Павлов, Одесса

Так говорится о художнике, поэте, артисте, певце («художник божией милостью»), имеющем врожденный дар, талант — искру Божью.

Поэт, которого я не знала, но знала о нём.

Знала его стихи, где море урчало, и переговаривались лениво волны, и «сердце-медуза, сжимаясь, кричало о разлуке..», где проступало «незримое», то самое незримое, за которым охотится каждый, именующий себя поэтом.

Но даётся оно только вместе с милостию Божией…

О том, как он жил, ходят легенды. Не выживал, а именно жил.

В одном городе с нами.

Ходил по тем же улицам, что и мы. Дышал тем же воздухом…

А видел иначе, не так, и потому выдыхал… стихи.

Ни на кого не похожий, ни под кого не подстраивающийся, абсолютно не вписывающийся в то, что сегодня именуется социумом, но удивительно органично вписавшийся в тело Города, а теперь уже и ставший частичкой этой земли, из которой и вырастает Город.

Какая удивительная лёгкость и нежность в его стихах, как же нужно любить жизнь, чтобы так писать?

Витиеватое перо
Из крылышка спускалось.
И день светился, как пирог —
Все праздничным казалось.

Теперь будут говорить, что жил он трудно и бедно, что не помогли вовремя, не успели…

Что ещё говорят после жизни?

А он дожил до золотого, восьмидесятилетнего возраста, не пресмыкаясь перед власть предержащими, не стоя в очередях за подачками…

И любовь посещала его сердце и душу, иначе, откуда бы взяться вот этим строчкам:

Ты прошла, озарив этот вечер.
Облик милый, родной и простой…
Нет надежды на новую встречу
Задержись на мгновенье… постой…
И опять — под нахлынувшей тенью
Одинокая стынет скамья…
Ты прошла, словно дождик весенний.
Ты прошла, словно юность моя.

* * *

Я вошел в этот дом; я коснулся
Твоих родинок, мочек и век.
И, как дрожь откровенья, проснулся
И вздохнул, как другой человек.
Это утро — сплетение таинств,
Неземных нерастраченных сил,
И я пью тебя не отрываясь,
Пью тебя!
Пью весны эликсир.

Непростительно мало издано книг. Невыносимо мало – всего одна.

И очень хочется надеяться, что будет ещё, теперь уже — посмертное издание.

Были журнальные публикации, но их тоже немного, и они только приоткрывают мощь его поэтического дара. Только слегка приоткрывают.

Пройдут и Офир, и Освенцим,
Забудутся Рим и Рени…
И старцы пройдут, и младенцы,
Когда постареют они…
Конец прoзираю – в начале
Едва проявившихся дней.
На свете так много печали,
Что можно не думать о ней…
Печаль – и в движеньях, и в позах,
В сплетениях душ и имен…
Печаль незаметна, как воздух,
Во всем пребывая, как он.
И, послана во искупленье
За бред, за дурные дела,
Как осени благословенье,
Прозрачная старость пришла…

Говорят, что он часто терял написанное. Писал снова – и снова терял…

Повинуясь высшему порядку,
Я своей строкой не дорожу.
То теряю новую тетрадку,
То листок забытый нахожу.
В жизни нет покоя и отсрочки,
Но среди непомнящихся дней
Все пишу, пишу слова и строчки
На листве, слетающей с ветвей.

Я пишу о поэте, которого совсем не знала, о поэте, который не изображал из себя поэта, который был им милостию Божией, о русском поэте Игоре Павлове, ушедшем из жизни этим летом – 5 июня.

Я пишу о поэте, которого совсем не знала, и, наверное, не имею права писать о нём, но нет сил молчать, и хочется сказать хоть несколько добрых и благодарных слов.

На прощание…

А те, кто знал его при жизни, пускай напишут больше и лучше, добрых слов в дорогу много не бывает.

Спасибо, что были здесь, с нами, Игорь Иванович.

Нам останется Свет Ваших удивительных стихов, а Вам, как и подобает истинному Поэту, который много страдал, но не очерствел душой – по праву принадлежит Покой.

Светлая память…

Людмила ШАРГА / фото Валерия МУЧНИКА


Рубрики: Людмила Шарга, Одесса новости · Метки: ,

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.