Одесский обозреватель » - Валентин Константинов: заметки на манжетах, Одесса новости, Статьи об Одессе » Валентин Константинов. Узники тюремного замка …

Валентин Константинов. Узники тюремного замка …

Тюрьма, как это ни мрачно это звучит — непременная принадлежность любого крупного города, а часто и его легенда. Кто не слышал о московской «Таганке», питерских «Крестах» или Владимирском централе? Одесские тюрьмы — «кичманы» в этом ряду не исключение, их не обходили вниманием историки, литераторы, о них пели эстрадные звезды…

… Первая тюрьма в Южной Пальмире появилась на Полицейской улице в здании, сегодня всемирно известном, как одесский ОВИР. Вторая «кича», просуществовавшая до 1897 года, возникла также в позапрошлом веке в районе вокзала близ улиц Пантелеймоновской, Гимназической и Итальянского бульвара. Обе тюрьмы не пустовали, условия содержания заключенных были тяжелыми. Так, во второй из названных тюрем, рассчитанной на 400 человек, порою власти были вынуждены содержать до тысячи узников.

… Закладку третьего тюремного замка в Одессе начали в 1891 году. При содействии знаменитого Григория Маразли, власти выделили 15 десятин земли. Строительство завершили в 1894 году – так что не за горами 120-летний юбилей. Проектировал замок санкт-петербургский профессор архитектуры Антоний Томишко – создатель знаменитых питерских «Крестов», главную арку создал одессит Александр Бернардацци. Металлические конструкции (переходы, сходы) и высококачественный кирпич поставили лучшие профильные заводы. Сооружение обошлось казне в 843 тыс. рублей серебром. Учреждение было рассчитано на 681-го арестанта, причем 300 из них содержали в «одиночках». Имелись мужское и женское отделения. Комплекс включал в себя больницу, церковь. Первым начальником стал Сидор Конвенский, из мещан Балты; при нем замок признали «образцовой» тюрьмой империи.

… О знаменитостях, побывавших в этих стенах, можно рассказывать часами. Всегда представительно выглядела когорта политических заключенных. Прежде всего, следует назвать «пламенного революционера» Льва Троцкого. В юности будущий карбонарий, увлекся марксизмом, в тюремном замке оказался в 1898 году, где провел два года. Времени зря не терял – сотворил теорию перманентной революции, в которую долгое время верили все его соратники. Здесь же, в тюремных стенах Троцкий, собственно, и стал Троцким. Псевдоним молодой узник Лейба Бронштейн выбрал себе наобум, позаимствовав фамилию тюремного надзирателя, на тюремном жаргоне — «вертухая».

В ряду «политических» жертв царского режима и красный командарм Григорий Котовский, размышлявший в полосатой робе в 1916 году над смыслом жизни. Будущий военачальник оказался под следствием не только по причине своих политических взглядов. Также, как и некоторые его собратья. Например, в стенах замка коротал время один из зачинщиков бунта на броненосце «Потемкин» Панас Матюшенко. Здесь же «гостили» местные анархисты, и их собратья — выходцы из Болгарии, Сербии, и прочих стран. Причиной заключения, как правило, являлся причудливый коктейль из политики, терроризма и махровой уголовщины.

«Политические» держались обособленно; у них был свой староста. Начальство их особо не прессовало, о чем оставил воспоминания видный теоретик сионизма Владимир Жаботинский. Еще молодым человеком, будущий идеолог «отдыхал» здесь семь недель, успев освоить азы тюремной науки, вроде «телефона» — общения с «резидентами» соседних камер путем перестукивания. В последующем тюремное начальство перестало быть лояльным, сменило милость на гнев; но Жаботинский уже проживал в дальних краях.

… Революционные события привнесли в тюремную жизнь новые штрихи. Прежде всего, тюремщики и их жертвы поменялись местами — камеры заполнили «бывшие». В советские времена в замке разместили следственный изолятор – СИЗО. Репрессии предвоенных и послевоенных лет в корне изменили внутренний уклад. Тогда, случалось, в камерах, рассчитанных на 1-4 человек, находилось по 15-20 арестантов. Судебные «тройки», редко оставляли обвиняемым шансы на праведный приговор. Имена тысяч репрессированных, многие из которых представляли советскую номенклатуру, силовые структуры и интеллигенцию, сегодня вряд ли многое скажут читателю. Хотя … Два месяца в заключении в ту пору провел и офтальмолог Владимир Филатов.

Основной контингент одесского тюремного замка всегда составлял уголовный элемент. Главным персонажем, удостоившим своим присутствием тюремный замок в имперские времена был, по общепринятому мнению, Михаил Винницкий, он же Мишка Япончик. Бывали тут и другие авторитеты – не менее уважаемые в своих кругах, но, в отличие от Япончика, не удостоенные внимания писателей. Например, Павел Бузин (он же «Павка Грузин»), разбойник необычайной силы, чье слово было для братвы законом. Или Шмуль Тульчинский, «знатный» фальшивомонетчик, который умудрился не бросить «любимое дело» даже в стенах замка, при содействии корыстолюбивого тюремного фельдшера. Перечислять фамилии, как и «подвиги» одесских уголовников смысла нет – через заведение более чем за сотню лет прошли многие десятки тысяч отпетых преступников. Среди них матерые убийцы-нелюди, изобретательные мошенники, ловкие домушники и ушлые карманники…

Перед революцией замок был переполнен уголовным элементом до той поры, пока всех, включая жестоких убийц, не выпустили «добрые» анархисты. Вскоре, правда, захватившие власть большевики заполнили опустевшие было камеры. По данным историков, только в 1919 году в Одессе орудовали 50 тысяч преступников. Что делать с врагом, если тот «не сдается», комиссары представляли четко и «порядок» навели быстро.

… Постепенно, не в один год, сложился некий собирательный образ узника одесского тюремного замка – дерзкого и хитрого авантюриста, стойкого оптимиста по жизни, и, несмотря на вредоносную сущность, вызывающего если не симпатии, то улыбку у самых разных людей. Во все времена обитатели замка старались противостоять тюремной рутине. Еще в 1906 году уголовники во время прогулок, то ли в шутку, то ли всерьез, сочинили «жалостливое» послание депутатам Государственной думы. Естественно, сей «труд» никуда далее тюремной канцелярии не попал. И еще любопытный факт: в советские времена, когда популярный шансон «С одесского кичмана…» был запрещен, на банкетах «для других закрытых» легендарному одесситу Утесову песню заказывал сам Иосиф Виссарионович, явно симпатизировавший бежавшим из тюрьмы «урканам». Вероятно, в силу собственных занятий в молодости вождь особо привенчал также утесовские «Лимончики», и «Гоп со смыком»…

… Советская действительность сформировала в одесском тюремном замке и новые нравы, и специфический сленг. Лепту в пополнение лексикона СИЗО вносили и заключенные, и персонал, и даже адвокаты. Первые обогащали местной терминологией блатной язык — «феню» (смотрите словари писателя-одессита Валерия Смирнова), вторые подпитывали сленг лексикой, характерной для их деятельности. Не отставали и адвокаты. Одесский судебный защитник Михаил Корнеев, вспоминает, что еще лет тридцать тому многие адвокатские обращения к начальству СИЗО начинались словами «Прошу допустить меня на круг». Что за «круг»? До 1996 года следовательские кабинеты были в круглом здании замка, к которому примыкают 4 сооружения для содержания подследственных. С подзащитными адвокаты секретничали «на кругу».

Сегодня в следственном изоляторе нашего мегаполиса случается всякое, те же побеги. Знаменитых в своих кругах обитателей СИЗО хватает и нынче, называть кого-либо в отдельности резона не вижу. В наше время в учреждении № 21 на Люстдорфской дороге пребывают около 2 тыс. подследственных, ожидающих решения своей участи. О стандартах содержания говорить сложно, но в бездействии никого упрекнуть нельзя. В последние десятилетия проведены несколько реконструкций; очередная происходит сейчас. Обновлены коммуникации, построены новые переходы, включая подземный, реконструированы камеры. В 1997 году восстановлен Храм. Замок объявлен памятником архитектуры, что позволит лучше сохранить его для потомков. Правда, как утверждают пенитенциарии, экскурсантов сюда водить не будут. Ведь даже в анекдотах о тюремном замке наличествует грустинка. Вспомните хотя бы знаменитого одессита — Рабиновича, который жил когда-то «напротив СИЗО», но вынужден был «переехать напротив своего дома». А от чего нельзя в этой жизни зарекаться известно каждому.

Валентин КОНСТАНТИНОВ


Рубрики: - Валентин Константинов: заметки на манжетах, Одесса новости, Статьи об Одессе · Метки: , ,

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.