Рубрики
"Интервью ОМЛФ

ОБ ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И ОДЕССКОМ ЛИТФЕСТИВАЛЕ


Белла Верникова

Радиоинтервью для программы «Утреннее шоу Вадима Ярмолинца»
(русское радио, Нью-Йорк) Сетевая словесность

Белла Верникова:

   Дима, мы с тобой немало сделали для того, чтобы наше задержанное поколение одесских писателей не стало пропущенным. Я имею в виду и конкурс «Сетевой Дюк» начала века, и составленый мною при твоем и Петра Межурицкого участии литературный интернет-журнал «Артикль-10» (май 2007 г., bella-vernikova.livejournal.com/2179.html), куда вошли стихи, эссе, проза поэтов и прозаиков нашего круга, живущих сегодня в Одессе, Москве, Израиле, США, Германии. Именно в «Артикле 10» было напечатано мое эссе о неофициальной одесской литературе 70-80-х гг., опубликованное позже в итальянском сетевом журнале «Другие берега» и в альманахе «Дерибасовская-Ришельевская» и вошедшее в Лонг-лист Бунинской премии. К попыткам утвердить ценность и значительность современной одесской литературы я отношу и твою статью «Одесский узел Шкловского», и биографические справки ряда одесских писателей, которые я составила или дополнила в Википедии, перечисляю по алфавиту:

   Рита Бальмина, Анатолий Гланц, Олег Губарь, Ольга Ильницкая, Павел Лукаш, Татьяна Мартынова, Пётр Межурицкий, Юрий Михайлик, Игорь Павлов, Илья Рейдерман, Борис Херсонский, Сергей Четвертков-Шикера, Вадим Ярмолинец, Ефим Ярошевский.

   Вспомним и публикацию в одесском альманахе «Мория» моего интервью о литгруппе «Модест Павлович», включающей авторов одесской литературной студии «Круг», Сетевого Дюка и журнала «Артикль 10» (в блоке фотографий, иллюстрирующих эту публикацию, рядом с портретами писателей помещены фото их книг и сборников, в которых они печатались), а также сетевые страницы «Одесская школа», несколько лет стоявшие на твоем сайте, и «Литературный архив» на сайте Э.РА, и мою рубрику «Антология одного стихотворения» на сайте «Иероглиф» и в журнале «Интерпоэзия» №2, 2008 г. (magazines.russ.ru/interpoezia/2008/2/po.html).

   Но судя по недавно прошедшему одесскому литературному фестивалю, куда не были приглашены живущие в Одессе Татьяна Мартынова, выпустившая книгу стихов, отмеченную в рубрике Евгения Голубовского «Книжный развал» в 40-м номере альманаха «Дерибасовская-Ришельевская», ни Сергей Четвертков-Шикера со свежей публикацией рассказа в «Новом Мире» (magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/5/sh8.html), проза которого включена в Лонг-листы премий «Большая книга» и «премия Белкина», ни другие достойные писатели, для организаторов фестиваля интерес представляют только авторы, приехавшие из столиц.

   Я принимала участие в международных литературных фестивалях, к примеру, в Иерусалимском поэтическом фестивале 1993 г., где, наряду с приглашенными поэтами — из России тогда был приглашен Александр Кушнер — присутствовала и выступала с чтением стихов большая группа израильских поэтов, пишущих на разных языках. Потом вышел номер лондонского журнала «Modern Poetry in Translation», рассказывающий об этом фестивале, с публикацией переводов стихов его участников — в том числе моих — на английский язык, и это нормальный порядок проведения лит.фестиваля, если устроителей вообще интересует литература.

   И в Одессе сейчас были предпосылки организовать качественный литературный фестиваль — в 45-м номере альманаха «Дерибасовская-Ришельевская» напечатаны, наряду с одесскими авторами, стихи и проза писателей, приехавших на этот фестиваль из Москвы и Петербурга, а редактор журнала «Октябрь», их пригласившая, могла бы пригласить поэтов и прозаиков, чьи произведения составили одесский номер журнала (№7 за 2005), а также тех, кто в тот номер не вошел непонятно почему, как Сергей Четвертков-Шикера, а впоследствии выпустить еще один номер «Октября», посвященный одесской литературе, включая произведения молодых писателей и отдавая предпочтение качественным текстам, а не тому, кто с кем знаком или известен в Москве. Но для такого подхода к региональной литературе надо свободно мыслить и понимать, что литературное качество не определяется московской пропиской, чего ни в Одессе, ни в столице до сих пор не в состоянии понять.

   Трудно изменить ментальность, которая вырабатывалась полутора веками централизации российской культурной жизни, к примеру, как я пишу в эссе «Разговор с автоответчиком», напечатанном в альманахе «Дерибасовская-Ришельевская», №12 за 2003 г., — уже в начале 20-го века считалось, что книга, изданная в Одессе, без оценки столичного — тогда петербургского — рецензента не может рассчитывать на успех.

   Как раз в том, что одесская литература cегодня представлена в разных странах как составная часть русской литературы, включая наши с тобой книги и публикации, я вижу возможность отхода от привычных представлений, перечеркивающих существование нестоличных писателей.

   Как сказано в одном из моих эссе — тезис о распространении идей от центра к провинции не соответствует сегодняшней культурной ситуации.

   Талант и литературный уровень не определяются пропиской или страной проживания.

hiero.ru/2219277
hiero.ru/2219524

3 августа 2011


Рубрики
- Валерий Смирнов: классик одесской литературы. "Комментарии к событиям ОМЛФ Статьи об Одессе

СПИСОК БАРМЕТОВОЙ, или ПОПУГАЙ ГОВОРЯЩИЙ НА…

Комментарий известного одесского писателя Валерия Смирнова, автора более 50 изданных книг, к Одесскому международному литературному фестивалю.

Некоторые отечественные и зарубежные периодические издания подытожили результаты Одесского международного литературного фестиваля, подтвердив мои утверждения о кампании по дискредитации литературной Одессы, сделанные в статье «Одесский международный литературный лоходром». Да и по мнению одесского писателя Валентина Константинова, высказанного в эссе «О тех, кого как бы нет» главным итогом этого фестиваля стало то, что «миру был преподнесен миф о якобы кончине одесской литературы».

Жаль, конечно, что на прошедшем фестивале, посвященном традициям одесской литературной школы в творчестве современных писателей из самых разных стран мира, не смог побывать Дмитрий Бак. По весьма уважительной причине: у Дмитрия Петровича родилась дочь Мария, с чем я его от всей души поздравляю. Жизнь и творчество награжденного журналом «Октябрь» за литературные заслуги Дмитрия Бака неразрывно связана с Одессой, хотя он родился на Камчатке, жил в Ленинграде, преподавал в Черновцах и Кемерово, ныне работает проректором Российского государственного гуманитарного университета в Москве и в своем творчестве обходит десятой дорогой и Город, и его литературные традиции…

Тут владеющий темой читатель вполне может сказать, что автор этих строк копирует народных депутатов, которые постоянно врут чистую правду. Так оно и есть. Пусть Дмитрий Бак — не писатель, и к Одессе не имеет никакого отношения, зато на фестиваль он был приглашен. Кем именно? Соседкой по даче Ириной Барметовой, редакторшей упомянутого выше российского журнала «Октябрь», которая и составляла списки участников Одесского международного литературного фестиваля. Так что мадам Барметовой не было жаль для соседа Бака баков иностранных меценатов псевдо-одесского действа. Как и для остальных участников сборища нашармака у Черного моря под видом писателей, развивающих в своем творчестве традиции одесской литературной школы.

Тех самых мастеров пера, по поводу которых побывавшая на фестивале писательница Марианна Гончарова написала: «Была в Одессе на литературном фестивале. Видела живых писателей. Классики из шорт-листов книжных конкурсов разной степени тяжести держались вместе высокомерной несколько хмельной кучкой. Ужасно смешные задаваки».

Кроме таких же, как и она сама, писателей-одесситов, Марианна знает еще двоих. Исаака и Исааковича. В смысле, Бабеля и Хаита. Чтобы не остаться крайней, Марианна полностью разделяет убеждения последнего: «Одесса, щедрая, согретая южным солнцем, подарила мировой культуре блистательные имена. Среди них звездой первой величины сияет имя Исаака Бабеля… Исаак Бабель, еще в детст­ве впитав Одессу, какой она была в те времена, создал мир, которого до него не было, — мир со своими законами, строем и иерар­хией, со своей этикой, со своими традициями и своим языком, создал свой мир и населил его нахальными и жовиальными персо­нажами, жуликоватыми романти­ками и малопочтенными негодяями, мечтателями и маргиналами», — повествует мадам Гончарова.

И неважно, что среди блистательных имен, на самом деле подаренных Одессой действительно мировой культуре, имя «звезды первой величины Бабеля» не значится, несущественно, что в детстве Бабель впитывал Николаев, а не Одессу… Да и мир, который он якобы создал, на самом деле был создан неизвестными Марианне Гончаровой родившимися в Одессе литературными предшественниками Бабеля…

Ведь главное – не это, а то, что просвещение почтеннейшей публики продолжается, и старания москвички Ирины Барметовой не оказались напрасной жертвой во славу литературной Одессы, о которой она имеет столь же ясное представление, сколь об устройстве межконтинентальной ракеты. И вечно юный «Октябрь» во главе мадам Барметовой опять впереди всех остальных журнальных паровозов планеты на очередном литературном фестивале в Одессе.

ЧЕРНАЯ НЕБЛАГОДАРНОСТЬ ДМИТРИЯ БЫКОВА

Сейчас очень многие исходят благодарственным паром от статьи побывавшего на том самом фестивале писателя Дмитрия Быкова «ОБ ОДЕССЕ БЕЗ КРИКА», которую опубликовала российская «Новая газета» и перепечатывают многие средства массовой информации. Конечно, в глазах читателей, столь же блистательно владеющих темой, как и сам Дмитрий Быков, он может показаться пророком. Но все, о чем пишет московский писатель по поводу протухшего бене-бабелевского мифа, было сказано задолго до него и в статье Игоря Плисюка «Мифы об Одессе и одесский миф», и в моей книжке «Крошка Цахес Бабель».

«Одесский международный литературный фестиваль (9—13 июля) был посвящен Исааку Бабелю и приурочен к открытию его памятника в Одессе», — этими словами российский писатель Быков начинает свою статью. А на самом деле «Одесский Международный литературный фестиваль посвящен традициям одесской литературной школы в творчестве современных писателей Украины, России, Болгарии, Израиля, Германии. Даты фестиваля приурочены к открытию памятника И. Бабелю 13 июля 2011 г.». А это, как говорят уже не только в Одессе, даже не две большие разницы. На таком фестивале побывавшим в Одессе московским гостям было бы не просто нечего ловить, а даже нечего делать.

Вот почему Ирина Барметова вполне резонно рассудила: при подобной постановке вопроса на фестивале нечего делать самим одесским писателям, развивающим в своем творчестве традиции южнорусской школы. В том числе, живущим в той же Москве. А вдруг как Быков и другие российские мастера клавиатуры узнают, что на свете существуют не только известные друг другу писатели из Одессы, на фоне которых они выглядят самыми настоящими классиками европейской литературы?

В принципе, никаких претензий к писателю Дмитрию Быкову быть не может. Всякий раз приезжая в Одессу под патронатом великого «Октября», он попадает в гостеприимные объятия девушек пенсионного возраста из Литературного музея, для которых одесская литература скончалась одновременно с Бабелем. Кроме этих дам, Быков общается с окололитературными пифиями маразматического возраста и литераторами местечкового уровня из Всемирного клуба одесситов во главе с известным, благодаря телевидению, а не собственным книгам, так называемым писателем Валерием Хаитом, чьи регулярные высказывания о литературной Одессе, колорите и языке Города сделали бы честь его явным предшественникам по громогласным заявлениям – Янику Шисгаресу, Мише Режет Кабана и Бабе-Водолазу. Потому-то, насмотревшись на творцов, обитающих под благодатной сенью Всемирного клуба одесситов и вздохнув по поводу истощенной в литературном смысле одесской почве, Дмитрий Быков пишет: «Лучший одесский прозаик и очень интересный поэт Мария Галина давно переехала в Москву, и правильно сделала. Одесса живет на проценты с капитала — но сколько же можно, помилуйте, эксплуатировать пять рассказов и одну пьесу Бабеля, два романа Ильфа и Петрова и повесть Катаева?».

Вот она, черная неблагодарность писателя Быкова. Вместо того чтобы растечься приторной лужей перед гостеприимными хозяевами, он ограничился блестяще написанными, но все-таки дежурными экивоками в их адрес. После чего принялся пилить давно высохший сук, на котором те хозяева сидят не одно десятилетие и имеют свою капусту, жуя уже вставными зубами все то же бабелевское мочало времен их незабываемой комсомольской юности. Интересно, мгновенно ли попадет после этого писатель Быков в разряд таких же мерзавцев, как я, писавший практически то же самое, что и Дмитрий, еще в прошлом веке?

По поводу переехавшего в Москву из Киева транзитом через Одессу лучшего одесского прозаика и таки очень интересного, судя по фотографиям, поэта Марии Галиной спорить с Быковым не стану. Точно так, как не стал ничего доказывать своей соседке по даче, давным-давно спросившей у меня:

— Когда фильм начинается?

— Какой фильм?

— Самый лучший на свете! – выпалила соседка и умчалась поближе к телевизору.

Чтоб я так жил, но этот фильм назывался «Просто Мария», даже не «Мария Галина». Из которой такая же одесситка, как из меня – вуйко с полонины. Как бы то ни было, лучшего одесского прозаика Марии Галиной на «октябрьском» междусобойчике в июльской Одессе тоже не наблюдалось. Зачем тогда говорить о легендарной одесситке, ныне живущей и работающей в Москве, поэте и писателе Ирине Ратушинской? Кроме всего прочего, Ратушинская написала роман «Одесситы», и, полагаю, уже только по этой причине ей не было дано попасть в пресловутый список Барметовой. И соответственно – на фестиваль, посвященный одесской литературной традиции в творчестве современных писателей из самых разных стран мира, а вовсе не Исааку Бабелю и открытию его памятника, которое не состоялось в очередной раз.

Впрочем, свое поверхностное суждение о лишь некоторых современных писателях, реально представляющих литературную Одессу далеко за пределами влияния Литературного музея, Всемирного клуба одесситов и известных в нем писателей пошиба Анатолия Горбатюка, мне уже довелось высказать в материале «Одесский международный литературный лоходром». Так что повторяться не стану даже ради просвещения замечательного писателя Дмитрия Быкова и его многомиллионной аудитории.
ПОД ЗНАКОМ БАБЕЛЕВСКОЙ КЛЮКВЫ

Чем дальше от Москвы, тем проще нравы и способы изложения дельных мыслей. Что доказывает киевский «Еженедельник «2000», опубликовавший статью Андрея Крикунова «Писатели собрались у моря», где, в частности, сказано: «Кстати, упомянутый фильм «Биндюжник и король» Владимира Аленикова и Асара Эппеля — это как раз пример неаккуратности или просто неумения сделать из гениального произведения и таких же артистов хорошее кино». А еще Андрей Крикунов доказал — мы рождены, чтоб сказку в миллионный раз сделать былью: «Если бы Бабель был сказочником, зачем бы ему было нужно так досконально и с риском для жизни изучать действительность. Он сказал Паустовскому: «Я не умею придумывать, я должен писать с натуры». Кто бы спорил? Не говоря обо всем прочем, Бабель писал с натуры и биндюжника, правившего парой лошадей, пусть даже в реальной жизни биндюга – одноконная телега, на которой возили что хочешь, кроме пшеницы a la Мендель Крик и Фроим Грач.

На самом же деле Константин Георгиевич создал о с большим понтом писавшем с натуры и рисковавшим жизнью Исааке Эммануиловиче сказку, которая по своей фантасмагории не уступает писаниям рассказчика, в одесском смысле слова, Бабеля. А в реальной жизни истинная цена слова патологического враля Бабеля была хорошо известна многим его современникам.

Свою статью о собравшихся у моря писателях киевский журналист завершает верой в светлое будущее: «Остается пожелать…Одессе проводить такие фестивали как можно чаще. И, может быть, случится новая «одесская плеяда». Пока же вдохновимся словами действующего одесского классика Михаила Жванецкого, сказанными на открытии фестиваля: «Знаете, в последнее время на обедневшей почве стали появляться первые ростки. Чего? В Одессе стали рождаться красивые женщины, это предвещает появление писателей и художников». Да чего там ждать, может уже сегодня унавозить кое-кем обедневшую одесскую почву?

Но кто бы сомневался, что чем чаще будут приезжать в Одессу на такие фестивали российские писатели, тем больше шансов на случение, то есть появление новой «одесской плеяды». Опять же красивые женщины стали рождаться в Городе на зависть нынешним уродкам. Глядишь, лет через двадцать наконец-то в Одессе появятся на свет будущие писатели и художники… И отчего это мне вдруг вспомнилась крылатая фраза одесского языка «А в рот вам не плюнуть за такие мансы?».

Вот бы продемонстрировать Михаилу Жванецкому фотографии одесситки, топ-модели Маргариты Смелянской-Галицкой, наконец-то снявшейся для обложки «Плейбоя», или двадцатилетней топ-модели из пресловутой «двадцатки мира» одесситки Виктории Сасонкиной, только, боюсь, при виде такого уродства он сильно вспотеет и слюной истечет. Разрежьте мне голову и вырвите сердце, но одесситки во все времена были, есть и будут самыми красивыми женщинами в мире! Два года назад в Одессе побывал мой племянник, как бы между прочим, из Голливуда. Так он уезжал в родные пенаты с дыркой в голове по поводу одного-единственного желания – снова посетить Одессу, ибо такого количества красивых женщин он не видел даже на той хваленой фабрике звезд.

Словом, как вы убедились, эстафету по дискредитации Города подхватил «действующий одесский классик», лауреат премии Президента Российской Федерации, заслуженный деятель искусств России, кавалер российского ордена «За заслуги перед Отечеством» Михаил Жванецкий. Ведь на самом деле Город с якобы обедневшей почвой по сей день поставляет всему миру замечательных артистов, писателей, журналистов, режиссеров, ученых, художников. Да чего там много говорить, достаточно вспомнить о недавно завершившемся многомесячном проекте телеканала СТБ «Холостяк» с известным уже всему миру красавцем-танцором Максимом Чмерковским, которого я в свое время носил на руках. Лишь бы вы меня ни в чем таком не заподозрили, промолчу за его одесского одногодка, певца Витаса, и приведу всего пару примеров современных поставок другим странам мира родившихся в Одессе одновременно и талантливых, и молодых, и красивых, и умных, и успешных дам.

Одесситки Оксана Фандера, Лана Щербакова и Нона Гришаева являются одними из наиболее востребованных актрис России, а их коллега по профессии Наталья Яровенко – Испании. Среди звездных клиентов московского дизайнера Ларисы Лобановой – небезызвестная Дарья Донцова. Звезды шоу-бизнеса и коллекционеры скупают картины и кукол работы художниц Оксаны Тодоровой в Киеве и Ирины Шаниной в Стамбуле, а поэт и художник Елена Раджешвари обзавелось собственной галереей в Берлине.

Автор многих книг, доктор филологических наук, лауреат международных литературных премий, профессор Вера Зубарева преподает в Пенсильванском университете искусство принятия решений в литературе, кино и шахматах. Елена Мартынюк, собрав буквально за несколько лет немыслимое количество призов и наград, стала одним из самых востребованных фотохудожников мира. Режиссер и продюсер Каринэ Плуховская успешно работает в Канаде. Там же ныне трудится Алена Жукова, автор сценариев кинофильмов «Дикая любовь», «Зефир в шоколаде», у которой в 2009 году в московском издательском доме «Сибирский цирюльник» вышла книга «К чему снились яблоки Марине». Спустя год эту книгу переиздало «Эксмо», а в нынешнем году «Эксмо» выпустило очередную книгу Алены Жуковой — «Дуэт для одиночества».

Тираж книг сорокалетнего писателя Татьяны Соломатиной за последние два года превышает тираж книг почти восьмидесятилетнего народного артиста Михаила Жванецкого за всю его жизнь. И при этом «действующим одесским классиком» Татьяну никто не обзывает. Оно и понятно, на всевозможных торжественных открытиях и классических банкетах Соломатина не действует, она, в отличие от Жванецкого, книги пишет. Как и еще одна одесситка, известная миллионам читателей в качестве Макса Фрая.

(Прекрасно понимаю, что исключительно в стилистику этих заметок не укладывается пример погибшего в нынешнем году поэта и драматурга Анны Яблонской, которой не было и тридцати, и чьи пьесы ставит не один зарубежный театр. И тем не менее, даже ее трагическая судьба не является примером полного обеднения одесской почвы с точки зрения потерявшего былую популярность микрофонного писателя Михаила Жванецкого).

Однако откуда знать об этих дамах журналисту Андрею Крикунову, попавшему в фестивальные объятия Литературного музея и Всемирного клуба одесситов? Ведь ни один из действительно известных писателей-одесситов как слабого, так и сильного пола, в список Барметовой не попал. Вот журналист и цитирует очередные мудрые изречения «действующего одесского классика» непонятно чего, а также его верного сателлита Валерия Хаита: «Хаит же утверждал, что «одесский язык укладывается в русскую грамматику и все дело в интонации». «Снайперский глаз делает это высокой литературой, но с этим нужно быть аккуратным», — сказал г-н Хаит».

Мне уже приходилось писать по поводу регулярно позорящего Город своими малохольными высказываниями г-на Хаита, размер очков которого давно и явно свидетельствует о том, что его глаз не назовешь снайперским и при сильно большом желании. В книжке «Крошка Цахес Бабель» я запросто доказал: Хаит имеет такое же представление о грамматике русского языка, как и об истинно одесском юморе. И если одесский язык укладывается в русскую грамматику, то одесская поговорка «Поц аид хуже фашиста» должна звучать исключительно как «Поц Хаит хуже фашиста». Но отчего же так постоянно печется о грамматике русского языка окончивший ровно 50 лет назад технический вуз Валерий Хаит, который всю жизнь старался не работать по специальности? А ведь какие надежды подавал Хаит, когда в молодости кончал на инженера в ОИБИ (Одеський Інженерно-Будівельний Інститут).

Уже много лет пуганный мешком Хаит бродит кругами по московским издательствам и средствам массовой информации, где с постоянством выучившего несколько фраз попугая, говорящего на русском, к большой радости россиян несет одну и ту же чушь на тему русской грамматики и одесского колорита. Это благодаря его регулярным высказываниям по поводу «дурного одесского колорита» и «дурной языковой экзотики», некоторые причастные к искусству россияне уже позволяют себе писать «дурное одесситство», проявляя воистину тупое московство. В том числе, по отношению к состряпанному Хаитом серийному «Новому одесскому юмору», наглядно доказывающему: одесский юмор ничем не отличается от вологодского, черновицкого и казанского. Как говорится, ничего личного, это давний бизнес одэсыта Хаита, по достоинству оцененный настоящими одесситами. В частности, сценаристом и режиссером Юрием Бликовым: «Что же касается Хаита, то дело не в том, что ему приходится творить примитивную стилизацию вместо одесского юмора, а в том, что завистливый и неталантливый, но весьма ушлый деятель Валера Хаит мажет всех гамузом повидлом, дескать, вы все — дерьмо, один я д’Артаньян. Ради примитивной наживы и удовлетворения комплекса неполноценности, Хаит позорит город.

В Одессе есть такое выражение: «Если… тогда я испанский летчик». Применяется оно, когда хотят подчеркнуть высшую степень абсурдности какого-либо утверждения. Например: «Если руки Ющенко ничего не крали, то тогда я испанский летчик». Откуда взялась эта метафора, честно говоря, понятия не имею. Но уж очень она тут к месту. Если «Новый одесский юмор», серийно вышкрябываемый Валерием Хаитом, где угодно, это одесский юмор, то Валера Хаит — испанский летчик. Но даже эта метафора тут слабая, поскольку весь этот гешефт имеет отношение к Одессе ровно столько, сколько испанские летчики — к русской революции семнадцатого года. Посему Валерию Хаиту с полным основанием должно быть присвоено звание «Испанский летчик русской революции», а Всемирному клубу одесситов, где Хаит подъедается вице-президентом, учредить еще премию Бебеля и наградить ею летчика аид-испанца Валерия Хаита за организацию революции в литературе – одесского юмора без Одессы, но по сходной цене».

После такого высказывания борец за русскую грамматику Хаит сделал выводы. И в очередной раз наглядно продемонстрировал чересчур явно не дюжинные умственные способности, рекламируя свою очередную халтуру с помощью журнала все той же мадам Барметовой: «…здесь представлен одесский юмор, как я его понимаю, а не то, что за него зачастую выдают». Что в переводе на русский язык означает: «Существует всего две точки зрения на одесский юмор: моя и неправильная».

Я категорически не согласен с Бликовым, потому что литературная премия имени Бабеля уже существует. О чем еще в 2008 году поведали многие отечественные и зарубежные средства массовой информации. Цитирую: «К 70-летию со дня трагической гибели Исаака Бабеля, которое будет в 2010 году, в Одессе откроется не только памятник, но и будет введена литературная премия Исаака Бабеля. Как пишет Информационный сайт Одессы, об этом в ходе общения с журналистами сказал вице-президент Всемирного клуба одесситов Валерий Хаит. «Одесский литературный музей выступил с инициативой с введением литературной премии имени Исаака Бабеля. Премия будет вручаться в конкурсе на лучший рассказ, который будет проводиться в Одессе в январе 2010 года», — сообщил Валерий Хаит».

На самом деле этот конкурс так же проводился, а премия вручалась, как и открылся памятник Бабелю. Потому в свою очередь выступаю с инициативой: учредить премию имени легендарного одесского почтальона Чарли Чаплина, всю жизнь проработавшего под девизом: «Мы вам песенку сыграем, вы гоните нам сармак». И вручить эту награду Валерию Исааковичу Хаиту вне всякого конкурса и без привязки к предстоящему, пятому по счету, открытию памятника Бабелю. Почему нет? Ведь пока я пишу эти строки, весь Город уже возмущенно гудит по поводу высказывания российского шоумена Александра Цекало: «Никакого одесского юмора нет». Но какие претензии могут быть к Александру Цекало, который по всей вероятности наслушался постоянных речей Хаита, а также Жванецкого, утверждавшего: «Нет специального одесского юмора…». Ведь Цекало родился, учился, вырос и работал в том самом городе, где выходит «Еженедельник «2000». То есть в Киеве, который уже не одно десятилетие наглядно демонстрирует и доказывает делом свою страстную, всепоглощающую и испепеляющую любовь по отношению к Одессе, которая смотрит на него сверху вниз.

Одно радует: в отличие от киевского медиапартнера «Еженедельник «2000», одесские медиапартнеры Международного литературного фестиваля, газеты «Слово» и «Одесский вестник», дали этому, позорящему Одессу, событию ту самую оценку, которую оно безоговорочно заслуживает.
МЕСТЕЧКОВАЯ ПРЕССА И БЕСТАЛАННАЯ ОДЕССА

В самом же Городе итоги фестиваля, будто бы посвященного одесской литературной традиции, в нужном исключительно недругам Города курсе, подвела «Вечерняя Одесса», опубликовавшая статью стенгазетного уровня времен глухого застоя со много о чем говорящим заголовком «Создать интеллектуальную ауру, которой достойна Одесса». И подзаголовком «Так определила задачи международного литературного фестиваля один из его соорганизаторов, главный редактор московского журнала «Октябрь» Ирина Барметова, презентуя свой журнал в Золотом зале Литературного музея 12 июля».

Оно и понятно, что без соорганизаторского журнала «Октябрь» обитающим в Городе бесталанным недоумкам просто невозможно в кои веки создать интеллектуальную ауру, которой достойна Одесса. И если высказывание на данную тему мадам Барметовой сделало бы честь выпускнику 75-й школы города Одессы, то канцелярский стиль статьи в «вечерке», написанной суконным языком статистики, свидетельствует о том, что ее автор вполне мог входить в число не самых одаренных учеников церковно-приходской школы. Ибо только выпускник оного заведения, с усредненными способностями, мог завершить свою статью таким одновременно напыщенно-местечковым и корявым пассажем: «Днем 12 июля состоялась презентация капитального научно-художественного издания Одесского литературного музея — двухтомного сборника «Дом князя Гагарина», шестого выпуска. Это весьма значимое для города и страны событие мы осветим в отдельной публикации». И чего это так скромничает автор капитальной статьи Валентина Левчук, что ей помешало написать, что очередной выпуск малотиражного, предназначенного исключительно для библиотек, сборника «Дом князя Гагарина» стал значимым событием в жизни не только для Одессы и Украины, но и всей Европы?

Валентина Левчук – видимо одна из тех, кому придется создавать интеллектуальную ауру, достойную Одессы. Именно ради этого она покинула родную с пеленок Мекку мировой культуры – Горловку. Уподобляться нервным товарищам, которые ежедневно пропагандируют: «Караул! Донецкие!», я не намерен. Потому далее – автобиографическая цитата из литературно-художественного и культурологического российского журнала «Меценат и мир»: «Окончила художественное училище города Ставрополя: театральное отделение, сценография. Десять лет преподавала в детской художественной школе и сотрудничала с народным театром (потому, как родному городу, немалому, в силу его необластного статуса, профессиональный – не полагался, а зря) и театральными полупрофессиональными студиями (покуда, под развал СССР, они не «сдохли»). В 1996 г. переехала (повезло) в Одессу, которую очень любит, но взглядом извне, коренному одесситу не внятным: у нее свой миф Одессы – «феллиниевский город»; местечковых «одессизмов» терпеть не может. С 1997 года (опять повезло, – аванс жизни!) работала журналистом газеты «Вечерняя Одесса»; теперь – заведующая отделом культуры. Печатается под именами – Тина Арсеньева и Валентина Левчук». Добавлю в эту бочку меда ложку патоки: Валентина Левчук — член Национального союза журналистов Украины, член Национального союза кинематографистов Украины, член Южнорусского Союза писателей. Судя по уровню писательского мастерства на страницах «Вечерней Одессы», мадам Левчук примут с распростертыми объятиями даже в ПЕН-клуб.

Итак, прошло всего пятнадцать лет, как Одессе таки сильно повезло на даму хорошо бальзаковского возраста, чья страшная красота и сумасшедшие титулы могут потрясти воображение даже пастуха из-под Вапнярки. Однако какие могут быть претензии к мадам Арсеньевой по поводу в кои веки создать в Одессе интеллектуальную ауру, если многократный член союзного значения Левчук даже не понимает, что местечковых одессизмов (термин, существующий с 1911 года) не бывает. Одессизмы – это исключительно слова и фразы, родившиеся в Одессе. Такие, как «знать, откуда ноги растут», «День города», «шикарный», «открытка», «негритенок» «фешенебельный»…

Я начал читать «Вечернюю Одессу» в 1973 году, когда она появилась на свет. И хотя в ней работали такие известные далеко за пределами Города корифеи журналистики как Юрий Макаров, Семен Лившин, Виктор Лошак, Дмитрий Романов, Аркадий Ромм, Геннадий Швец и другие, но и им не удалось повлиять на создание в Одессе достойной ее ауры. Потому что почти все они — коренные одесситы, которым не по плечу столь высокие задачи. Толку-то, что мы живем в Городе, где были изобретены лекарства, уничтожившие холеру и чуму, придумано кино, создана лучшая в мире музыкальная школа, учреждена первая в Российской империи литературная премия… И хотя подобные примеры можно длить до бесконечности, всех их, к вящей радости недругов Города, перечеркивает заголовок статьи в «Вечерней Одессе».

Но что прикажете делать, если в «вечерке» отделом культуры ныне заведует интеллектуально-лучезарный пиит, многочлен союзного значения, настоящая одэсытка Левчук, с ее не внятным коренному одесситу взглядом, которая терпеть не может то, что является неотъемлемой частью многогранной культуры Одессы? А любовь к Городу в исполнении Тины не Болотной, а Арсеньевой, отчего-то заставила вспомнить слова одного литературного героя: «Любовь рогатых к Одессе-маме сильно смахивает на скотоложство». Все-таки не напрасно замечательные стихи Арсеньевой-Левчук, хоть однажды, но опубликовал все тот же московский журнал «Октябрь». Оно и понятно, ведь Валентина Левчук – яркий представитель литературной Одессы с точки зрения Ирины Барметовой. Как и иные принадлежащие к числу исключительно местечковых писателей деятели, имеющие тонну почетных званий и вагон литературных премий, но не имеющие читателей. Сколь же внушительно выглядел на их фоне московский десант, побывавший на Одесском международном литературном фестивале, посвященном традициям одесской литературной школы в творчестве современных писателей Украины, России, Болгарии, Израиля, Германии. Что и позволило Ирине Барметовой под знаменем великого «Октября» делать заявления по поводу отсутствия в Одессе должной интеллектуальной ауры. К большой радости как журналистов из городов, не создавших собственных литературных школ, так и выступающих от имени Города местечковых подельников Ирины-Октябрины.

Не дождетесь!

Валерий СМИРНОВ


Рубрики
- Игорь Плисюк: точка зрения одесского журналиста ОМЛФ

ОДЕССКИЙ МЕСТЕЧКОВЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ

Игорь Плисюк

Использованы материалы газеты «Одесский вестник»

   Вот и закончился фестиваль… Казалось бы — все прошло на высшем уровне. Принимающая сторона была предупредительна и заботлива, спонсоры — щедры, Одесса — тепла и гостеприимна. Само собой, приглашенные московские знаменитости, купаясь в преклонении и почтении, излучали на нас сияние мудрости и славы. Правда, еще до начала эпохального мероприятия у нас в редакции возникли некие сомнения и по его программе, и по составу приглашенных. Судите сами: литературный форум, посвященный нашей одесской, южнорусской литературной школе прошел…практически без участия тех, кто сегодня ее-то и представляет на «большой арене» русскоязычной словесности. Тех, кто за последние годы и десятилетия развивал и отстаивал то, что заложено великими предшественниками. Создалось впечатление: отбор одесситов проходил по принципу «кого не позвать». Список «незваных» велик и обилен — ведь наши земляки, хранящие верность родному городу, языку и традиции, творят сегодня по всему миру: Аркадий Львов, Виктор Бердник и Вадим Ярмолинец — в США, Яков Шехтер — в Израиле, Юрий Михайлик — и вовсе в Австралии. Скажете далеко?! — Но были же на фестивале гости и из Италии, и Штатов, и того же Израиля. И зачем так далеко ходить — ведь Татьяна Соломатина живет в Москве, из которой как раз и высадилась львиная доля «литературного десанта». А Валерий Смирнов и Александр Дорошенко и вовсе в Одессе! Любезный моему сердцу (без всякой иронии!) Литературный музей не смог дать резонного ответа. Выяснилось, что функцию отбора выполняла другая сторона. Редактор журнала «Октябрь» Ирина Барметова, партнер по организации Одесского международного литературного фестиваля. И витал над праздником одесской словесности дух Всемирного клуба одесситов, ведь фестиваль был приурочен ко дню рождения Исаака нашего Бабеля, 13-му июля, и открытие (которое по счету?!!) памятника ему в сию дату, должно было стать его кульминацией.

   Обнаруженная любопытная цитата из интервью вице-президента оного клуба, г-на Хаита, данного той же г-же Барметовой, и опубликованного в №2 журнала «Октябрь» за сей год, четко расставило точки над і. Внемлите гласу блюстителя литературного благочестия: «Я готов отвечать за каждое напечатанное слово в одесском юмористическом журнале «Фонтан», который я редактирую, и в подготовленных мною книгах. В них вы не найдете так называемого одесского жаргона, коверкания языка, дурной одесской экзотики: все изложено в пределах норм русской грамматики. То есть здесь представлен одесский юмор, как я его понимаю, а не то, что за него зачастую выдают».

   Бог мой, но ведь с эдаким подходцем к языку и Вийон с Рабле, «злоупотреблявшие» арго и вульгаризмами, и Алешковский с Довлатовым в печать пропущены не были бы. Не говоря уж о том же Бабеле, Катаеве, Ильфе с Петровым и прочих Карменах, Юшкевичах да Жаботинских и…президенте вышеозначенного клуба, Жванецком! Все они употребляли и «одесский жаргон», и «коверкали язык», и «дурной одесской экзотики» не чурались в своих книгах! Впрочем, по Валерию Исааковичу Хаиту «Все писатели равны, но есть среди них более равные!». Видимо, поэтому и представляли наш город совсем немногие ныне пишущие, в число коих попали… «одесские юмористы» из Черновцов и прочих городов да весей от нас и нашей традиции весьма отдаленных, зато одобренные г-ном Хаитом и издаваемые российским «Эксмо» под маркой «Новый одесский юмор»…

   Несколько удивили и темы иных «круглых столов». К примеру: «Воображаемая и реальная Одесса. Исаак Бабель повернул колесо судьбы города. Бабель для Одессы — это Пушкин, Гоголь, Достоевский для Петербурга, Булгаков для Киева и Москвы, Джойс для Дублина». Помилуйте, да к чему же столь односторонне выпячивать бесспорно крупного писателя, но простите — несоизмеримого по масштабу со всеми упомянутыми гениями мировой литературы! Этим ведь порождается невольное возмущение даже тех, кто искренне любит Бабеля! Нужно ли объяснять и доказывать писателям и литературоведам, что Бабель обязан Одессе своей славой куда больше чем она, его породившая, — ему, что он стоял на плечах предшественников, что ворвался в русскую словесность ХХ века вместе с целой «одесской плеядой», перечислять которую можно долго и с восхищением! Да еще — после выхода в свет книги Валерия Смирнова «Крошка Цахес Бабель», как раз и посвященной разоблачению ложного мифа о Бабеле, сужающего нашу одесскую культуру и вредящего самому имени писателя.

   А пресс-конференция накануне и вовсе ошеломила многих: мы узнали, что памятник вновь открыт не будет! Снова не хватило денег! Не удивлен тому, что на недавней сессии Горсовета было внесено предложение: впредь идеи создания монументов сопровождать точным указанием источников средств на них. Сколько же можно позорить город перед всем миром?!

   Разумеется, было и много хорошего: встречи популярнейших писателей с их читателями и почитателями…мастер-классы мэтров…обсуждения действительно актуальных проблем и литературные чтения. Но…Литературный процесс — явление непрерывное, и когда из него в угоду конъюнктуре и групповщине буквально вырываются почти все, без кого сегодняшняя наша одесская школа немыслима, никакие благие намерения и красивые слова не заменят полноты картины.

   Завершилось все странно: в саду скульптур читали стихи одесские поэты. Читали друг другу и немногочисленным слушателям. А гости чинно отмечали окончание «литературного десанта» в музее. Правда, поэтесса Ольга Ильницкая все-таки вышла послушать тех, кто идет по ее стопам.

   А после гости под предводительством господ из Всемирного клуба одесситов проследовали на «торжество неоткрытия» пресловутого памятника Бабелю. Я же счел неловким глядеть на то, как пожилые люди в очередной раз будут изображать хорошую мину при плохой игре. Закроем занавес из человеколюбия. И в надежде на то, что в следующий раз все-таки возобладает любовь к литературе, а не провинциализм. Он-то настоящей Одессе как раз и чужд!


Рубрики
- Валерий Смирнов: классик одесской литературы. ОМЛФ

ОДЕССКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЛОХОДРОМ

Одесский Международный литературный фестиваль посвящен традициям одесской литературной школы в творчестве современных писателей Украины, России, Болгарии, Израиля, Германии. Даты фестиваля приурочены к открытию памятника И. Бабелю 13 июля 2011 г. (в день рождения писателя). Организаторами фестиваля являются Одесский литературный музей и литературный журнал «Октябрь» (Россия).

   Где эти же эти писатели? Нет их. Открытия памятника Бабелю тоже не будет. Это же не что иное, как классика лоходрома в действии. Вместо современных одесских прозаиков из самых разных стран мира, действительно развивающих традиции южнорусской литературной школы, на фестиваль в качестве основных участников приглашены не имеющие к ней никакого отношения московские писатели. По моему убеждению, россиян пригласили в качестве массовки на открытие памятника Бабелю, чтобы придать этому событию международное значение.

   Фестиваль, якобы посвященный одесской литературной традиции, сочинили Одесский литературный музей и российский журнал «Октябрь». С Литературным музеем все понятно, для него одесская литература скончалась одновременно с Бабелем, а Жванецкий – единственное исключение, служащее лишь подтверждением этого правила. Пусть даже некоторые сотрудники Литературного музея при нашем общении так и не смогли вспомнить название хоть одного рассказа, повести или романа, созданного великим писателем Жванецким. Словом, я совершенно не напрасно еще в прошлом веке предлагал переименовать наш Литературный музей в Археологический.

   Что касается российского журнала «Октябрь», который под чутким руководством Ирины Барметовой уже не впервые обозначает свой сильный одесский интерес, то тут все не так просто, как может показаться на первый взгляд. И здесь необходимо небольшое отступление. После того, как знаменитая одесская плеяда почти сто лет назад переехала в Москву, один московский писатель простонал: кончилась русская литература, одесситы приехали. Но одесситы продолжали ехать и едут в Россию по сию пору. В результате нынешняя Россия пропитана литературой, созданной родившимися в Одессе писателями, от Калининграда до Сахалина, в прямом смысле слова, от Сергея Снегова до Михаила Финнова. Ни один провинциальный город самой России не дал и не дает ей по сию пору такого количества известных писателей, как Одесса. Что явно не вызывает у многих россиян положительных эмоций.

   Одессе хватало завистников и недругов во все времена. Но в последнее время старания по дискредитации Одессы активизировались: мол, этот город давно прекратил производить талантливых писателей. Достаточно всего лишь вспомнить некоторые постулаты статьи москвича Ильи Бражникова о литературной Одессе «Одесский миф против пасхального архетипа»: «Современная Одесса выхолощена. Будем надеяться, что экспансия завершена, свою разрушительно-переворачивающую функцию по отношению к чопорному государствообразующему Петербургскому мифу Одесса выполнила». Так и хочется сказать по-одесски: «Месье Бражников, чтоб вы так жили, как Одесса выхолощена!»

   Вот и российский журнал «Октябрь», уже давно слившись в творческом экстазе со Всемирным клубом одесситов, действует в том же ключе и создает впечатление, что современная одесская художественная литература – это исключительно неизвестные массовому читателю авторы. Потому на фестиваль не приглашены известные писатели-одесситы. Такие, как, например, Макс Фрай, многочисленные книги которого постоянно издаются и переиздаются очень большими тиражами. Зато приглашен почти восьмидесятилетний одессит Ефим Ярошевский, автор нескольких книг, чей совокупный тираж, смешно сказать, даже не две тысячи экземпляров. Впрочем, если бы сейчас были живы Катаев или Славин, их бы тоже не пригласили на это мероприятие. По весьма простой причине.

   В нынешнем году тот самый российский журнал «Октябрь» опубликовал очередную порцию вумных сентенций выдающего себя за одесского юмориста Валерия Хаита: «Я готов отвечать за каждое напечатанное слово и в Одесском юмористическом журнале “Фонтан”, который я редактирую, и в подготовленных мной книгах. В них вы не найдете так называемого одесского жаргона, коверканья языка, дурной одесской экзотики: все изложено в пределах норм русской грамматики…». Следовательно, так называемый одессит Хаит в который раз признается, что понимает в истинно одесской литературной традиции, как баран в аптеке или редактор московского журнала «Октябрь» мадам Барметова. Потому-то на Одесский Международный литературный фестиваль «под знаком Бабеля» наверняка не позвали бы даже классиков одесской литературы – Рабиновича, Юшкевича, Катаева, Жаботинского, Славина, Ильфа, Кармена и… Бабеля. Ведь все они использовали в своих произведениях «так называемый одесский жаргон, коверканье языка и дурную одесскую экзотику».

   Отрицание Хаитом подлинно одесской литературной традиции, кроме уже сказанного, помогает ему проворачивать свои маленькие гешефты в Москве. На Одесский Международный литературный фестиваль приглашены подопечные Хаита — литераторы Верховский из Донецка и Гончарова из-под Черновцов. Произведения этих не имеющих никакого отношения к Одессе авторов Хаит запихал в серию «Новый одесский юмор», которую издает российское издательство «Эксмо» аж 3-хтысячными тиражами. Что для Москвы, как 30 экземпляров для Одессы. Видимо, среди задач по дискредитации литературной Одессы числится и внедрение в сознание читателей идеи о том, что одесский юмор ничем не отличается от калужского и черновицкого.

   Но если бы московское издательство «Эксмо» ознакомилось с изданной в Одессе 20-тысячным тиражом книгой Сергея Милошевича «Приключения Шуры Холмова и фельдшера Вацмана» или с неоднократно издававшейся книгой Михаила Пойзнера «С Одессой нужно лично говорить», оно бы поняло, чем отличается истинно одесский юмор от его иногородней имитации. Да и кем будет на фоне упомянутых выше одесситов окололитературный шмирготник Хаит с его малотиражными книжками и псевдо-одесским юмористическим журналом «Фонтан», пользующимся воистину невиданным в газетных киосках спросом? Стоит ли удивляться, что ни Милошевича, ни Пойзнера на этот фестиваль не пригласили. Равно, как и Александра Дорошенко, чья многократно переиздававшаяся книга «Поэма о Городе» уже вошла в золотой фонд одесской литературы.

   В своей книжке Крошка Цахес Бабель я написал по поводу вице-президента Всемирного клуба одесситов Хаита прямым текстом, что этот регулярно позорящий Одессу деятель – самый настоящий поц и доказал правдивость своего утверждения на конкретных примерах. Одесский Международный литературный фестиваль показал, что я ошибался. Хаит – не просто поц, а поц на всю голову. Что подтверждают слова журналиста Игоря Потапова: «Одессу на фестивале представляет Всемирный клуб одесситов, ну а они, кроме себя, любимых, никого в Одессе не видят. В результате, от Одессы два редактора и два писателя.»

   Валерий Хаит трактует свое понимание нового одесского юмора следующим образом: «Кого я напечатал в своем журнале «Фонтан», тот и представляет новый одесский юмор». В результате, следующий автор будет аж из Казани». Так что дискредитация Одессы продолжает набирать обороты, и просто присутствовать на таком Одесском Международном литературном лоходроме для настоящего одесского литератора означает опуститься куда ниже плинтуса и оказаться в одном месте с, извините за выражение, писателем Хаитом.

   А одесским журналистам и литературоведам, регулярно слагающим восторженные оды всемирному заведению, на учете которого в миллионной Одессе состоит целых сто человек, надо бы знать какого мнения об их умственных и профессиональных способностях бессменное в течение более двух десятков лет руководство сего клуба по интересам. «Евгений Михайлович Голубовский – это человек, чей интеллект, чей вкус и в журналистике, и в искусствоведении, и в литературоведении остались практически единственными в городе», — сказал президент Всемирного клуба одесситов Жванецкий о вице-президенте Голубовском. Второй вице-президент клуба Хаит совершенно не обиделся на слова своего руководителя, потому что знает себе цену.

   Причина отсутствия на фестивале известных писателей-одесситов вовсе не в том, что они будут сильно проигрывать на фоне единственного в Одессе интеллектуала. Эти писатели – самодостаточные люди, соблюдающие истинно одесские традиции. Они не соглашаются на роль писателей по вызову к фуршетным столам. Их не купишь холявной поездкой и банкетно-шаровым отдыхом в отелях и на берегу моря. В отличие от известных друг другу писателей и культрегеров местечкового пошиба из Всемирного клуба одесситов, они ходят с ровной спиной безо всякой патронажной поддержки губернаторов и мэров, не клянчат деньги у спонсоров, по-прежнему считают Город центром мироздания и снисходительно смотрят на обитателей столиц рангом пониже Одессы.

   Словом, полностью оправдывают устремления главного спонсора нынешнего действа, вице-президента АО «Пласке» Ивана Липтуги, который считает, что проведение Международного литературного фестиваля в нашем городе – «знак того, что Одесса должна быть культурной столицей Европы». «Мы очень хотим, чтобы Одесса стала культурной столицей Европы», — отметил Иван Липтуга на открытии этого цирка под фестивальным соусом.

   Так и тянет задать вопрос вице-президенту Липтуге: Ванечка, деточка, ты полагаешь, что административные столицы России и, особенно, Украины сильно обрадуются по этому поводу? Да и с кем ты собираешься превращать Одессу в культурную столицу Европы? С известными исключительно в стенах Всемирного клуба одесситов писателями и не имеющим никакого отношения к Городу литературным десантом из Москвы? Ванечка, да твой родной папа Леня сделал для Одессы как для крупного европейского культурного центра больше, чем все они, вместе взятые. И сегодняшнюю литературную славу Города составляют те одесситы, чьи книги издаются отнюдь не в качестве и количестве визитных карточек.

   Несмотря на все старания недругов Одессы, в том числе, окопавшихся в моем родном городе, могу назвать не один десяток имен родившихся в Одессе современных писателей. Некоторые из них уже добились такого успеха, о котором не могли даже мечтать при жизни Бабель, Ильф и Петров, Олеша и другие представители знаменитой одесской плеяды. Но имена этих, ныне здравствующих литераторов, в их родном городе чуть ли не под запретом. Оно и понятно, кем будут на их фоне писатели, которых активно пиарит Всемирный клуб одесситов, монополизировавший право выступать от имени всего Города к вящей радости московских и киевских специалистов по дискредитации Одессы?

   Несмотря на гробовое молчание работников Одесского литературного музея, старания пропагандистов-октябристов и их подпевал местечкового пошиба, возомнивших себя литературовуду, родившиеся в Одессе современные писатели не просто продолжают развивать литературные традиции Города, но и вышли на более высокую ступень в сравнении со своими великими литературными предшественниками. Потому что именно в наши дни они доказали на деле безоговорочное лидерство Одессы по производству литературных талантов. Я извиняюсь, но где есть произведения собравшейся на том фестивале тусовки рядом с обогатившим одесскую литературную традицию фундаментальным романом Аркадия Львова «Двор», который переведен почти на все европейские языки?

   Катаев когда-то писал о Птицелове, Наследнике, Ключике, а я скажу о сегодняшних Остёре, Путнике, Принцессе… И даже, в отличие от упомянутого Макса Фрая, расшифрую их прозвища, чтобы этот материал был востребован через много лет. Ведь имена сих полпредов Одессы в современном литературном мире не значатся среди имен писателей, приглашенных на Одесский Международный литературный фестиваль, да и наш Литературный музей по весьма элементарной причине предпочитает по сей день пребывать в первой половине прошлого века.

   При всем уважении к приглашенным на фестиваль писателям, всем им, вместе взятым, нечего ловить рядом с Остёром. Да чего там, совокупный тираж книг Остёра значительно превышает совокупный тираж всех современных писателей Украины, вместе взятых. Достаточно будет сказать, что лишь одна из книг Остёра была издана в Канаде тиражом 12 миллионов экземпляров! И как это вызывающе не прозвучит, но многие сегодняшние российские школьники знакомы с творчеством Остёра лучше, чем с творчеством Пушкина. Остёр – коренной одессит Григорий Остер, живущий в Москве.

   Путник был первым из всех живших в Одессе писателей, удостоенным европейской литературной премии. Впоследствии Путник выиграет и один из наиболее престижных литературных конкурсов, опередив в борьбе за Гран-при Брюса Стерлинга и Роберта Шекли. Книги-предупреждения Путника «сельвианского цикла» — вершина одесской сатирической прозы. И хотя некий Аркадий Стругацкий еще в прошлом веке писал об одесской литературной традиции в творчестве Путника и обзывал его стилистом, равных которому нет в современной русской литературе, вы не найдете в Одессе ни строки об этом писателе. Путник – коренной одессит Лев Вершинин, живущий в Испании.

   Принцессе еще очень далеко до полувекового юбилея, однако она уверенно ставит литературные рекорды не только по части создания бестселлеров. Общий тираж книг Принцессы за последние два года превышает совокупный тираж книг всех, вместе взятых, современных писателей Украины за это же время. Ее последний роман «Коммуна» — об Одессе, вышел всего два месяца назад, но Принцесса уже получила от киностудии «Медиа Стар» просьбу дать согласие на его экранизацию. Принцесса, она же российская писательница Татьяна Соломатина, родом из Одессы.

   Любой город не уставал бы гордиться этими именами. Но вы скорее найдете пульс на мумии, чем хоть одно упоминание об этих писателях в одесском литературно-художественном альманахе «Дерибасовская-Ришельевская», который издает Всемирный клуб одесситов. Этот клуб и затеял очередную грандиозно-мышиную возню вокруг отнюдь не самого выдающегося одесского писателя Бабеля.

   Впрочем, бабелевский миф, гирей висящий на шее Одессы, уже развеяла моя книжка Крошка Цахес Бабель. А сама история со сбором средств на памятник Бабелю развенчивает раздуваемую Всемирным клубом одесситов легенду о том, что у Бабеля миллионы поклонников во всем мире. Деньги на памятник во всем мире дали всего восемьсот человек, и собранная сумма составила около 20 процентов от требуемой. Где же эти миллионы поклонников отца-основателя всего и вся одесского — Бабеля? После выяснения истинной популярности «писателя с мировым именем Бабеля» и пошли разговоры о необходимости привлечения спонсоров к этому «всенародному делу». Но даже после весьма щедрого спонсорского вливания все того же «Пласке», на памятник не хватало почти половины требуемой суммы. Что не помешало сочинить этот московско-литературный бенефис под маркой одесской традиции, все мероприятия которого служат не более чем фоном открытия памятника Бабелю. Хотя предельно ясно, что не состоится 13 июля это открытие, ведь вся необходимая сумма на памятник еще не собрана.

   Но разве деньги – самое главное в жизни? Нет, конечно. Ведь не зря в Одессе говорят, что понты дороже денег. Тем более, когда деньги спонсорские, а дивиденды от понтов – твои. Так что в истории с памятником и посвященным ему Одесским Международным литературным фестивалем, Всемирный клуб одесситов действовал согласно бабелевско-жульнической традиции, вдохнув присущее ему дыхание в гнилой миф об Одессе как городе сплошных лоходромщиков.

   Нужно быть самыми настоящими фармазонами, чтобы несмотря на отсутствие необходимых средств, неоднократно объявлять дату открытия памятника Бабелю в средствах массовой информации: то в 2009 году, то в январе 2010 года, то в июле 2010 года, то в июле 2011 года… Но разве памятник Бабеля в этом деле – впереди паровоза, если фестиваль, будто бы посвященный одесской литературной традиции, остался в прошлом? Главное теперь — раскрутить неоднократно доеных спонсоров на очередное, уже пятое по счету, торжественно-гипотетическое открытие памятника Бабелю.

   Так что даю подсказку: в сентябре 2009 года в Одессе состоялся первый ежегодный Гоголевский литературный фестиваль. И хотя этот первый ежегодный литературный фестиваль оказался и последним, самое время его реанимировать. Исключительно ради очередного открытия памятника Бабелю в том самом сентябре, хотя денег пока опять не хватает. И зазвать на фестиваль всех, кого приглашали и на первый ежегодный Гоголевский, и на Международный литературный, с большим понтом посвященный традициям одесской литературной школы. А именно – редактора журнала «Октябрь» Ирину Барметову, писателя Дмитрия Быкова… Ведь не зря российский писатель Быков заявлял в Одессе: «Черное море в сентябре – вообще лучшее, что может быть на свете».

   Но если средств на памятник опять не хватит, ничего страшного, главное назначить следующую дату на теплое время года. Ведь зимой в Черном море не поплескаешься, и на пляже не полежишь, а потому литераторы-москвичи прохладно задышат на уже ставшую для них привычной одесско-литературную шару…

Валерий Смирнов


Рубрики
"Комментарии к событиям ОМЛФ

Ремарка к Одесскому международному литературному фестивалю

Фестиваль посвящен традициям одесской литературной школы в творчестве современных писателей Украины, России, Болгарии, Израиля, Германии.

Литературный музей. Золотой зал. Круглый стол: Одесса – множественное число. Город, который построил Исаак.

   (Воображаемая и реальная Одесса. Исаак Бабель повернул колесо судьбы города. Бабель для Одессы – это Пушкин, Гоголь, Достоевский для Петербурга, Булгаков для Киева и Москвы, Джойс для Дублина).

Участники: М. Жванецкий, В. Попов, В. Пьецух, Д. Быков, А. Эппель, Р. Крумм, А. Малаев-Бабель, А. Ильф, Н. Богомолов, В. Кохрихт, В. Хаит.

Презентация книг серии «Новый одесский юмор»
Валерий Хаит: «Почему в этой серии иногородние авторы? Потому, что они были опубликованы в журнале «Фонтан»

Осип Рабинович, Шолом-Алейхем, Семён Юшкевич, Лазарь Кармен, Владимир Жаботинский, Семен Гехт, Сергей Бондарин, Семен Кирсанов, Марк Тарловский, Эдуард Багрицкий, Анна Ахматова, Илья Ильф и Евгений Петров, Юрий Олеша, Валентин Катаев, Лев Славин, Рудольф Ольшевский, Михаил Жванецкий, Роман Карцев, Лев Вершинин, Валерий Смирнов, Татьяна Соломатина, Валентин Константинов, Виктор Бердник, Юрий Овтин, Сергей Осташко, Сергей Милошевич, ………………………

Заметьте, на минутку, специально, на память, на одном дыхании, никуда не заглядывая. А если начать перечислять всех одесских писателей, публицистов и поэтов, то это будут сотни имён, но…

ГОРОД, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ ИСААК!

Неужели Городу нужен памятник такой ценой? Ценой забвения сотен ушедших и сотен живущих одесских писателей?

Адрес музея: г. Одесса, ул, Ланжероновская 2
Телефон музея: +38 (048) 722-33-70
Режим работы: с 10.00 до 17.00


Рубрики
ОМЛФ

Творческий вечер Дмитрия Глуховского

Дмитрий Алексеевич Глухо?вский — российский корреспондент, журналист, радиоведущий, телеведущий и писатель.

   Дмитрий Глуховский — автор книг «Метро 2033», «Сумерки», «Метро 2034» и «Рассказы о Родине». В Золотом зале Одесского литературного музея состоялась творческая встреча Дмитрия с одесситами, на которой он рассказал о перипетиях своего писательского пути:

— Так получилось, что на Одесском международном литературном фестивале я оказался самым молодым участником, представителем нового поколения. Скорее даже не литературного, а медийного. Можно сказать, что интернет меня подобрал и вскормил.

   А началось всё в 2002 году, когда я написал книгу «Метро 2033». Предложил свой труд в десяток редакций, где его, похоже, даже не открывали, отделываясь отписками и предложением перезвонить позже. Но и эти звонки, к которым я с душевным трепетом готовился, ни к чему не приводили. И тогда я решил сам себя издать.

   Интернетом я пользуюсь с 1997 года, социальных сетей тогда ещё не было, поэтому я создал собственный сайт и начал публиковать свою книгу. Сразу высветились преимущества интернет издания. Миллионы потенциальных читателей живут за границей, и все равно не имеют возможности купить печатное издание, ещё миллионы не имеют финансовой возможности, а интернет снимает эти затруднения. Здесь можно читать бесплатно. Именитые писатели настороженно относятся к электронным публикациям своих произведений из-за опасения снизить продажи бумажных изданий. В моем случае это как раз наоборот принесло свои плоды.

   Книга «Метро 2033» стала интерактивной. Я печатал по одной главе, и, перечитывая отклики, в чем-то корректировал сюжет, хотя не всегда так, как ожидали читатели. А вот к мнению о судьбе главного героя, я прислушался, и оживил его. Таким образом, читатели стали непосредственными участниками романа, и постоянными пользователями моего сайта. Среди них были и офицер спецназа, и инженер-метростроевец, и биологи и экономист, который просчитал модель товарно-денежных отношений при использовании патронов в качестве средства взаиморасчетов. Все это способствовало более динамичному развитию сюжета.

   Когда сайт достиг стабильной посещаемости порядка 1000 читателей в сутки и, имея, таким образом, свою аудиторию, я вновь предложил свой роман 3-ем издателям. Теперь уже я имел право выбора. Я выбрал издательство «Эксмо», и в 2005 году книга вышла в печатном варианте. На сегодня, её тираж достиг полумиллиона, причем покупатели – подготовленные читатели, ознакомившиеся с книгой в интернете и сделавшие сознательный выбор при покупке.

   Как любому автору, мне приятнее держать в руках бумажное издание, но главнее, чтобы вообще читали, с любого носителя. Интернет предоставляет возможность проявить себя любому начинающему автору. Так возник проект «Метро 2033», в рамках которого, я уже помогал другим опубликовать свои книги.

— Вы, как то настраиваете себя, прежде чем взять ручку в руки?
— С ручкой сложнее, печатаю я гораздо быстрее. А чтобы начать писать, мне действительно нужно поймать настроение, какую-то волну. Слушаю музыку, читаю чужие книги. Хотя оптимальный вариант для творчества, это, конечно уединение. Когда абсолютно ничего не отвлекает, то главное начать, а потом процесс сам затягивает тебя.
— В «Метро 2033» сюжет развивался в ограниченном сводами тоннелей метро пространстве. Присутствовал некий элемент обреченности. В «Рассказах о Родине» вы вышли на поверхность, и показали, что там ядерного катаклизма не особенно-то и заметили, и жизнь продолжается. Изменилось ваше мировосприятие?
— Безусловно, я повзрослел, и от подростковой мрачности, перешел к зрелому оптимизму. «Метро 2033» о конце света, а «Метро 2034» совпало с моим тридцатилетием. Естественно, это уже другой взгляд на жизнь, что и нашло свое отражение в рассказах.
— В интернет игре вы перенесли действие в киевское метро. Чем это вызвано?
— Нет, место игры исключительно московское метро. Просто компьютерную программу игры создавали в Киеве, ну и немного привнесли от себя. Вообще-то были предложения развития сюжета игры и в метро какого-нибудь американского города. Но это несопоставимы вещи. Московское метро это огромный культурный, архитектурный и археологический пласт. Тут перемешаны такие временные срезы, такие лабиринты истории, что упрощать действие, это значит просто обеднять его.
— Как вы отнеслись к новости, что Россия до 2016 года стала единственной державой способной отправлять человека в космос?
— Особой гордости я не испытал. Я вырос на книгах Кира Булычева, и верил, что в двадцать первом веке мы уже освоим межзвездное пространство, но пока этого не случилось, и выход на время из космической программы США, никак не приблизит эпоху тотального освоения космоса. Может поэтому меня сейчас и интересует проблема бессмертия. С нашей продолжительностью жизни, в космосе сложно, а бессмертия поставит вопрос о перенаселении планеты. Да и вообще, тема бессмертия чрезвычайно многогранна. Это целый комплекс медицинских, социальных, демографических и этических проблем.
— Мы, к сожалению, так и не увидели в Одессе в широкой продаже ваши «Рассказы о Родине». С чем это связано?
— Это уже политика маркетинга, которую ведет издательство. Мне сложно сказать, каким образом они подбирают районы реализации той или иной книги. А рассказы сможете прочитать в интернете. Найти меня там очень просто — Дмирий Глуховский. «Метро 2033».

Или сразу на сайт Rodina.nu

Адрес музея: г. Одесса, ул, Ланжероновская 2
Телефон музея: +38 (048) 722-33-70
Режим работы: с 10.00 до 17.00


Рубрики
*Анонсы Одесса ОМЛФ

Дмитрий Быков. Поэтическое чтение

Поэт, писатель, журналист в «Собеседнике», «Огоньке» и «Труде», телеведущий «Времечка», обладатель литературной премии «Большая книга» за биографию Пастернака, шорт-лист «Нацбеста», лонг-лист «Букера».

   Пытаться пересказывать выступление или описывать эффект от общения с Дмитрием Быковым дело неблагодарное. Лично для меня это откровение, встретиться с человеком, который так легко, непринужденно и изящно говорит о наболевшем. Или переболешем?

   Чтобы никого не вводить в заблуждение, специально проверил доступность текстов Дмитрия Быкова в интернете. В библиотеках, в блогах, в газетах и в Живом Журнале. Их предостаточно, так что заходите и читайте. Здесь же я приведу полный текст «Баллады о Химкинском лесе». ЧИТАЙТЕ, ОДЕССИТЫ.

В стране, довольно много имеющей от Бога, на глобусе занявшей значительный кусок, имелись огороды, леса, поля и воды, отдельные свободы и Химкинский лесок. Простые обыватели, строители, читатели, в спецовке ли, в халате ли, в веселье и тоске, — копали огороды, плевали на свободы и ели бутерброды в означенном леске.

Но тут на их обитель — хотите ль, не хотите ль — явился истребитель такого бардака: две маленьких головки, два хвостика-морковки, четыре бледных бровки и твердая рука. «Вы все погрязли в кале без властной вертикали, имущество раскрали, добро ушло в песок» — и отняли свободы, а также огороды, леса, поля и воды, и химкинский лесок.

«Спокойно! Меньше звона!» — сказали полдракона. «Но мы друзья закона!» — ввернул его дружбан. «С землею разберемся, свободой подотремся, а в Химках вместо леса построим автобан».

Захваченный народец не стал плевать в колодец: ведь собственная шкура привычна и близка. Он отдал огороды, и воды, и свободы, но — русская натура — им стало жаль леска!

«Мы очень понимаем, что важный план ломаем, — их плач поплыл над краем, протяжен и высок. — Несчитанные годы мы жили без свободы, возьмите нефть и воды — оставьте нам лесок!»

«Дождетесь вы разгона, — сказали полдракона. — Еще во время оно вы отдали права. Верховное хлебало на вас теперь плевало!» — И важно покивала вторая голова.

От этаких подколок ответный кипеж долог. Взволнованный эколог устроил марш-бросок, разбил в лесу палатки, устроил беспорядки, но отразил нападки на химкинский лесок. Сбежались журналисты, потом антифашисты, жежисты, анархисты, церковник с образком — одних арестовали, другим накостыляли, но третьи не давали разделаться с леском. Страна у нас такая: владыке потакая, хоть два родимых края народ отдать горазд, но в споре о немногом он вдруг упрется рогом и скажет перед Богом, что это не отдаст.

Возьмите нефть и газы, сапфиры и алмазы, и прежние указы, и волю, и семью — и бабу, и бабульку, и рыбу барабульку, но малую фитюльку не трогайте мою! Легко и бестревожно мы сдали все, что можно, наружно, и подкожно, и дальше, до кости; нам не нужна ни пресса, ни призрак политеса, но Химкинского леса не отдадим, прости.

Пока одни икали, другие подстрекали, — созрели вертикали достойные плоды, в обычном русском жанре, и власти их пожали: пришли на них пожары, но не было воды. Когда-то журналисты, артисты и жежисты любили вертикали — а тут наоборот! Ни переписка рындска, ни срач «Толстая — Рынска» уже не отвлекали разгневанный народ. Дракон ногами топал, потом крылами хлопал, швырял вертушку об пол, катался по Кремлю — но, испугавшись рубки, поджал четыре губки, подумал про уступки и молвил: «Уступлю».

«Приму, пожалуй, Боно, — сказали полдракона. — Хоть так, ценою фальши, мы лица сохраним. А после скажем людям, что вместе все обсудим. Ты ж, от греха подальше, лети на Сахалин».

И се — ликуй, природа! Шевчук — открытье года — среди толпы народа на Пушкинской поет. Почуяв воли запах, смахнет слезинку Запад: дракон впервые за год надежду подает. «В России перестройка! — кричат эксперты бойко. — Мы выдержали стойко чудовищный застой. Наш подвиг вдохновенный, на радость всей Вселенной, сравнится лишь с отменой чудовищной шестой*».

Не умаляю, други, я доблестной заслуги. На ваши я потуги взираю со слезой: и как, скажи на милость, мы так переменились, так быстро провалились в глубокий мезозой?!

И впрямь — ликуй, держава, чернея от пожара, отсчитывая ржаво бессмысленные дни, без права, без прогресса, без замысла, без веса…

Но Химкинского леса не отдали они.

Господа одесситы, вам никаких недавних событий эта баллада не напомнила?




Адрес музея: г. Одесса, ул, Ланжероновская 2
Телефон музея: +38 (048) 722-33-70
Режим работы: с 10.00 до 17.00


Рубрики
ОМЛФ

Презентация книг серии «Новый одесский юмор»

НОВОСТИ ЛИТМУЗЕЯ ОДЕССА

   Презентация книг серии «Новый одесский юмор», Москва, ЭКСМО.

   Издательство «ЭКСМО» передало через главного редактора журнала «Фонтан» Валерия Хаита, книги этой серии в городские, детские и школьные библиотеки Одессы.

   Участвовали Г. Голубенко, Б. Бурда, М, Векслер, В. Верховский, М. Гончарова, В. Хаит.

   Порадовали чтениями отрывков из своих произведений неунывающий, и на удивление, элегантный Борис Бурда, заражающий оптимизмом Георгий Голубенко и корректный, немногословный, но удивительно точный в формулировках своих стихотворных строк Михаил Векслер





Рубрики
*Анонсы Одесса ОМЛФ

Анонс литературного вечера — Молодая поэзия Одессы

Литературный вечер «МОЛОДАЯ ПОЭЗИЯ ОДЕССЫ» в рамках Одесского Международного Литературного фестиваля.

   12 июля в 13.00 в Музее К.Г. Паустовского (г. Одесса, ул. Черноморская, 6) в рамках Одесского Международного Литературного фестиваля состоится выступление молодых поэтов Одессы – членов Южнорусского Союза Писателей и литературного клуба «Зелёная лампа» при Всемирном клубе одесситов.

   Одесский Международный Литературный фестиваль, посвящённый современному литературному процессу и традициям одесской литературной школы в творчестве современных писателей, собрал в городе деятелей культуры из России, Украины, Израиля, Италии, Франции. Он призван объединить русскоязычное постсоветское пространство, укрепить творческие связи между русскоязычными литераторами разных стран. Он проходит в Одессе с 9 по 13 июля.

   Одесский Международный Литературный фестиваль, посвящённый современному литературному процессу и традициям одесской литературной школы в творчестве современных писателей, собрал в городе деятелей культуры из России, Украины, Израиля, Италии, Франции. Он призван объединить русскоязычное постсоветское пространство, укрепить творческие связи между русскоязычными литераторами разных стран. Он проходит в Одессе с 9 по 13 июля.

   Молодая Одесса будет представлена поэтами – Евгенией Краснояровой, Марией Савченко, Сергеем Нежинским, Алёной Щербаковой, Владиславой Ильинской, Александром Семыкиным, Юлией Мельник, Полиной Тараненко. Также на вечере выступят одесские поэты Галина Маркелова, Илья Рейдерман, Анна Стреминская и председатель Южнорусского Союза Писателей Сергей Главацкий.

   Мероприятие проведёт вице-президент Всемирного клуба одесситов, руководитель литературного клуба «Зелёная лампа» при Всемирном клубе одесситов, журналист Евгений Голубовский.

Приглашаются все желающие — вход свободный

Адрес музея: г. Одесса, ул. Черноморская, 6


Рубрики
ОМЛФ

Литературные чтения в Саду скульптур

В Саду скульптур одесского литературного музея состоялись литературные чтения – «Судьба рассказа».

   Открыла чтения рассказов Ирина Барметова, главный редактор журнала «Октябрь»:
«С рассказа начинают многие писатели, но не все могут достичь той выразительности, которая поднимает его до уровня искусства. Жанр короткого рассказа имеет свои сложности и подводные камни, в борьбе с которыми и выстраивается сюжет произведения.

   Последнее время наблюдается стремительная тенденция перемещения читателей на интернет страницы. Но повести и романы тяжелы для восприятия с монитора, поэтому особенно актуальным становится жанр короткого рассказа, когда читатель может одним взглядом охватить все произведение, без последующих кликов. Уже несколько лет журнал «Октябрь» ведет рубрику «Рассказ с ладонь». В такой формат умещается примерно 700 знаков. Но выстроить сюжет в таких рамках, чрезвычайно сложно, и не многие справляются с подобной задачей. Ирина Барметова прочитала рассказ из опубликованных в журнале «Октябрь» в таком формате.



   Эстафету принял главный редактор одесского журнала «Фонтан» Валерий Хаит, затем прочитали рассказы и получили аплодисменты слушателей Асар Эппель, Дмитрий Глуховский, Елена Скульская, Валерий Попов, Ольга Ильницкая, Георгий Голубенко и Вячеслав Пьецух, завершивший чтения новеллой о месте и востребованности российской литературы в мировой культуре.



Адрес музея: г. Одесса, ул, Ланжероновская 2
Телефон музея: +38 (048) 722-33-70
Режим работы: с 10.00 до 17.00