Рубрики
"Книжная полка одессита Мария Фетисова Одесса новости

Борис Херсонский и его новый поэтический сборник «Поклониться дереву»

Пенсионеры Приморского района посетили презентацию книги «Поклониться дереву» одесского поэта Бориса Херсонского.

На встрече присутствовала жена и муза поэта Людмила Херсонская.

Книга вышла в издательстве «Старого Лева», Львов, 2019. В поэтический сборник вошли стихотворения автора, написанные украинским языком, его автопереводы, а также стихотворения в переводе Сергея Жадана, Владимира Тымчука и Олега Гончаренко.

Послушать Бориса Херсонского в холодный предзимний вечер – большое удовольствие и предвкушение не только зимы, но и самого чуда Рождества. Поэт не просто говорит, что для него рождественская тема является одной из любимых, он даёт надежду всем, кто в пути, что в рождественском чуде рождения Иисуса Христа мы можем увидеть также и процесс самоидентификации, отвечая на вопрос «Кто я?».

Двуязычие в одной поэтической строке поэта:

Нова радість стала, но остались старые беды. Добрий вечір тобі, господарю. Добрый, но тёмный, –

вовсе не поэтический эксперимент и тем более не политический, это скорее модель перехода из состояния застрявших во временах разгулявшегося бандитизма двадцатых годов прошлого века в день сегодняшний.
Поэт, путешествующий от стародавних времён – до Рождества Христова, от советского режима – до сегодняшних дней, говорит о том, что болит: об Одессе и месте каждого в ней. Его гражданская позиция о необходимости избавления Одессы от навязанного извне криминального мифа, а также виртуозное разрешение самоидентификации русскоязычного поэта с еврейскими корнями, достигшего поэтических вершин украинской поэзии, достоины не просто внимания, но и восхищения и уважения.

Из стихотворения «Молитва»:

Господи Боже наш, що відпустив блудниці, промовивши – йди і надалі вже не гріши! Відкрий Україні ласки Твоєї скарбниці, а годину сум’яття самих нас не залиши. …
Дай, Боже, цей день прожити у спокої й тиші. Дай до тями прийти, дай Живої Твоєї води. Нехай же за Україну молить Тебе все, що дише. Це – наша молитва, а Воля – Твоя назавжди.

Строки эти сегодня более, чем актуальны.

Мария ФЕТИСОВА


Рубрики
Дом Ученых Мария Фетисова Одесса новости

Борис Херсонский на Пятом Международном литературном фестивале в Одессе рассказал о времени и о себе

Пенсионеры Приморского района посетили Дом ученых, где в Ореховом Зале выступал известный одесский поэт Борис Херсонский совместно с Людмилой Херсонской, женой и музой.

Модератором мероприятия был украинский писатель Юрий Прохасько.

Супруги опубликовали совместный сборник «Вдвоём», развенчав стереотип о том, что поэтам вместе жить тесно. Накануне звёздная пара была замечена во Львове, где пенсионеры принимали участие в фестивале «Золоті роки», а Борис и Людмила, вероятно, посетили 26 книжный форум.

Борис Херсонский представил последнее издание книги «Семейного архива». Оно двуязычное, на русском и чешском языках. Перевод на чешский –Джамиля Стехликова. Проиллюстрировала книгу Людмила Херсонская – коллажами с использованием фотографий и документов из семейного архива мужа. Людмила уже делала ранее коллажи для первого издания книги, они были репродуцированы и в украинском переводе книги Marianna Kijanowska(«Родинний архив та інші вірші», Старий Лев, 2006). Для нового издания Людмила сделала новые коллажи. Книга переводилась на английский Dale Hobson, немецкий Erich Klein, нидерландский (Гентская коллегия переводчиков, Томас Лангерак), частично – на другие европейские языки.

Это не документальная книга, хотя многое в ней основано на подлинных событиях.

На фестивале Борис Херсонский говорил об одесских культурных канонах, писательской иерархии, а также трёх уровнях одесской литературы.

Во-первых, туристическая или гостевая, к которой относят Владимира Владимировича Маяковского, Николая Васильевича Гоголя, Александра Сергеевича Пушкина, – всех тех, кто в городе не жил, но находился какое-то время. К этой литературе можно отнести также и Константина Георгиевича Паустовского, написавшего «Время больших ожиданий»; Ивана Алексеевича Бунина – «Окаянные дни».

Во-вторых, эмигрантская: Исаака Бабеля, Ильфа и Петрова, предвосхитивших в своей гениальности новое название Ильичёвска – Черноморск. Юрий Михайлик, писавший в Одессе замечательные стихи, эмигрировал в Австралию.

В-третьих, «остаточная», то есть литература тех, кто остался в Одессе, не уехав в Москву, не эмигрировав за рубеж. Например, поэт Борис Нечерда, лауреат Шевченковской премии.

Отослав вдумчивого читателя к своему эссе «Одесский синдром», 2011, Борис Херсонский резюмировал, что заданием современности является выход за границы криминального мифа Одессы.

Пенсионеры поделились впечатлениями:

Янкунас Наталья Михайловна: Пятый Международный литературный фестиваль – явление для Одессы. Здесь можно было увидеть и послушать как одесских писателей, таких как Борис и Людмила Херсонские, Юлия Верба, Майя Димерли. Также и пани Галину Дольник из «Книгарні-кав’ярні»; многих других писателей из других городов и стран. Это хорошая возможность для развития как для писателей, так и для читателей.

Беляева Надежда Ивановна: Мне интересно было послушать Бориса Херсонского, его книга «Семейный архив» была рекомендована слушателям на биографическом курсе «Университета третьего возраста».

Мария ФЕТИСОВА / фото предоставлены Надеждой Беляевой и Натальей Янкунас, серебряными волонтерами ресурсного центра «Прима-центр 60+»


Рубрики
"Интервью ИА "Одесса Медиа" Одесса новости

Борис Херсонский о литературе и политике

Поэт Борис Херсонский рассказал о литературе и политике, а также ответил на самые острые вопросы, которые сегодня волнуют не только одесситов, но и всех жителей Украины в разговоре с Татьяной Барботиной (ИА «Одесса-медиа»).

– Как вы относитесь к действиям России в Крыму?

– Резко отрицательно. Это тяжелейшая политическая ошибка, сопровождаемая потрясающей ложью российских СМИ. Кстати, факт присутствия российских войск в Крыму категорически отрицается… Призраки прошлого встают перед моими глазами. Это признание в любви к вождю. Это признание в любви к войне. Это минутное ощущение силы, за которое нужно будет платить завтра. Но сегодня оно выдается даром.

– Как, на ваш взгляд, воспринимаются эти действия в России?

– На российских проправительственных митингах выступают реальные люди. Все они хотят защитить нас от нас. Их энтузиазм не знает границ. Государственная пропаганда дала им единственное, что могла дать – заразу милитаризма. За неимением новых ярлыков после Второй мировой войны мы получили старые. Мы теперь – нацисты. Украинцы, евреи, русские. Националисты и либералы. Я бы сказал – особенно либералы. Но я говорю это не для того, чтобы заклеймить орущую массу.

– Считаете ли вы легитимным нынешнее киевское правительство?

– Это правительство пришло к власти в результате революции. Легитимность революции всегда сомнительна. Мы можем перечислять по пунктам нарушения действующего законодательства, которые имели место в ходе нашей революции. А посему я подменяю Ваш вопрос иным – сочувствую ли я происходящим переменам? Сочувствую от всей души. И еще – бегство так называемого «действующего президента»… Этот трусливый акт сделал его нелегитимным. Он спасал свою жизнь? Но в его распоряжении были силы правопорядка, армия, наконец. Он мог бы ввести военное положение в стране своим указом – имел на это право. Но он бежал и предпочел опираться на российские войска. Его авторитет в Украине – величина отрицательная.

– Вы один из самых значимых нынешних поэтов в России и Украине. А как вы оцениваете литературный процесс в Одессе?

– Мне сложно говорить о литературном процессе в Одессе прежде всего потому, что я в нем практически не участвую. Причины здесь частично сугубо личного порядка. Кроме того, в традициях Одессы выстраивать свою, жесткую, иерархию авторитетов в области культуры, выделять так называемые «знаковые фигуры». Я такой фигурой не являюсь и действую в иной системе координат: Рим, Венеция, Вена, Берлин, Нью-Йорк, Москва, Киев, Львов и т.п. Это что-то вроде внутренней эмиграции – как поэт я в Одессе выступаю редко и в последние годы – исключительно в Украинском доме, небольшом кафе, соединенном с книжной лавкой, где надеюсь выступить 21 марта, в День поэзии. Понимаю, что коллег по поэтическому цеху на этом вечере практически не будет…

– Какие одесские поэты для вас значимы?

– Разумеется, в Одессе есть писательские организации, есть яркие имена. Организации и имена не всегда пересекаются, но это у нас старая традиция, еще со времен СССР. Боюсь, что организаций не меньше, чем ярких имен. Из поэтов старшего поколения назову Игоря Божко. Он разносторонне одаренный человек – прекрасный художник, музыкант… Его печатают в центральных российских журналах. Уехавший из Одессы несколько лет назад Ефим Ярошевский – еще одно значительное имя. Он поэт и прозаик. Как и Игорь Божко, он разменял восьмой десяток. Но он остается очень активным автором, тонко чувствующим и прекрасно владеющим словом. Неслучайно более полувека он преподавал литературу. Может быть, наиболее глубокий из уехавших поэтов старшего поколения – Юрий Михайлик, он уже двадцать лет живет в Сиднее. Но его стихи сохраняют связь с Одессой. Из тех, кому под пятьдесят, назову Марка Шевченко и Валерия Сухарева. Хорошие стихи у Анны Сон, Ирины Беньковской… Одна из лучших русских поэтов – Мария Галина по-прежнему отождествляет себя с Одессой. Тонкий поэт – Людмила Херсонская. Пусть меня простят, если кого забыл.

– Какие поэтические фестивали Одессы вы бы отметили?

– Фестивали в Одессе проводятся, часто они позиционируются как международные. Наиболее профессиональный фестиваль проводит Литературный музей в сотрудничестве с московским журналом «Октябрь». Обычно одесситы имеют возможность встретиться на нем с высокопрофессиональными прекрасными столичными авторами, а одесситы так или иначе – на вторых ролях. Но это понятно и не обидно, фестиваль мыслится преимущественно как «гастрольный». Другие фестивали, увы, вполне провинциальны и часто – на любительском уровне. Это мое частное мнение. Но это частное мнение я высказываю честно.

– Участвуете ли вы в городских поэтических фестивалях?

– Уже много лет я не принимаю участия в одесских фестивалях. Причины – все те же. В Одессе есть лишь один профессиональный альманах «Дерибасовская-Ришельевская». Сильная сторона этого журнала – краеведение, но не литература. Кстати, хотелось бы назвать имя Олега Губаря – он не только краевед, но и литератор. Есть юмористический журнал «Фонтан». Попытка создать литературный журнал завершилась довольно быстро – вышло лишь пять номеров.

– Как вы считаете, Одесса – провинциальный город в культурном плане?

– Разумеется. Причины тому не только географические. Есть и оторванность от культурных столиц России, и нарушение связи с другими городами Украины. Я, например, хорошо представляю себе литературную ситуацию в Киеве, Харькове, во Львове. Но вот что делается в других городах? Книжная торговля очень пострадала, а поэзия – неходовой товар. В Одессе издательств, которые печатали бы поэтические книги не за счет их авторов, нет. Единственное, как мне кажется, профессиональное украинское издательство (после закрытия киевского «Факта») находится в Харькове, это – «Фолио». Книги, изданные одесситами в Москве, в Украину почти не попадают. Но определенную роль играет и местничество, подкрепленное нарциссизмом. Гордость одесской литературы 10-20-х годов ХХ века сыграла с нами скверную шутку. Мы забыли даже то, что свои лучшие книги наши знаменитые авторы написали уже после отъезда из Одессы, где им пришлось совсем не сладко…

– Вы знаете, что российского президента выдвинули на Нобелевскую премию мира. Как вы считаете, заслуживает ли он ее?

– Вы шутите? Если президент России одумается и выведет войска из Крыма, ему можно присудить специально учрежденную премию за Исправление Роковых Ошибок.
– Любите ли вы Одессу?

– Люблю, но странною любовью.

Татьяна Барботина


Рубрики
Борис Херсонский Поэзия Одессы

Борис Херсонский. Третий семестр

Лекция о русской просодии

1.

Тугоподвижный стих витиеватый,
глухой, как будто заткнутое ватой
ему внимало ухо, а уста
обожжены картофелем горячим,
и глаз смотрящий был не слишком зрячим,
и не узнал родимые места,
не бойся, брат, мы ничего не значим.

2.

Век восемнадцатый обходит стороной
историю, сохой и бороной
возделанную, но поскольку всходов
зерно, как ни старалось, не дало,
пустое поле снегом замело,
замерзли стопы наших антиподов,
худое тело судорогой свело.

3.

Легко архитектурою барочной
украсить мир нелепый и непрочный,
особо там, где мрамор и гранит
не тонут в древней, стонущей трясине,
не помнящей о Боге, Божьем сыне,
и Дух молчит, зато салют — гремит:
какая блажь, какая слава ныне?

4.

Дворцы на площадях давно б легли,
когда бы не колонны-костыли,
что послужили зданиям опорой,
сквозь стекла светят тысячи свечей,
и тени в окнах пляшут все бойчей,
не помня о судьбе и смерти скорой.
Казна пуста. Но весел казначей.

5.

И Петербург был молод. В это трудно
теперь поверить. Парусное судно
скользило по поверхности реки,
мосты в проточных водах отражались,
и дамы так прекрасно наряжались,
что сразу забывали моряки.
куда они плывут и с кем сражались.

6.

Когда земля заснеженно бела,
легко звонить во все колокола,
давать балы, сердясь, что нынче танцы
сбивают с ритма, и не с той ноги
императрица встала, и слуги
не дозовешься. Всюду — иностранцы,
Отечества исконные враги.

7.

В такие времена стихосложенье
не более, чем праздное служенье
властям земным в мундирах и крестах,
на лентах алых, дорогих, атласных,
умноженных во взорах, столь бестрастных,
что замирают строки на листах,
гремит салют и длится вечный праздник.

ИСТОЧНИК: Журнальный зал. «Новый Берег» 2012, №35


Рубрики
"Культура "Редакторская Новости Одессы

Творческая встреча Бориса Херсонского и Игоря Померанцева в Одессе

6-го февраля в книжном магазине «Книгарня-Кав’ярня» на ул. Екатерининской в Одессе прошла творческая встреча Бориса Херсонского и Игоря Померанцева.

Игорь Померанцев родился 11 января 1948 года в городе Саратове. Рос в Забайкалье и Черновцах. Закончил романо-германский факультет Черновицкого университета. Работал учителем сельской школы в Карпатах, техническим переводчиком в Киеве.

Эмигрировал в Германию в 1978 году, с того же года — гражданин Великобритании.

В радиожурналистике — с 1980 года (Русская служба «Би-Би-Си»), на «Радио Свобода» с 1987 года, с 1995 года — в Праге. Редактор и ведущий радиожурнала «Поверх барьеров» и воскресной передачи «Красное сухое».

Автор радиопьес «Любовь на коротких волнах», «Любимцы господина Фабра», «Баскская собака», «Вы меня слышите?».
Бори?с Григо?рьевич Херсо?нский (род. 28 ноября 1950, Черновцы, УССР) — русский поэт, эссеист, переводчик, клинический психолог и психиатр, живущий в Одессе.

Борис Херсонский — одна из наиболее ярких фигур в неофициальной поэзии Одессы, участник общественного движения самиздата не только в качестве автора, но и в качестве распространителя других нелегальных книг. Автор книг и поэтических сборников, выходивших сначала в Самиздате, позднее в различных издательствах в Украине и за рубежом. Последняя книга Бориса Херсонского «Пока еще кто-то» вышла в 2012 году в киевском издательстве «Спадщина-Интеграл». Стихи Бориса Херсонского переводились на украинский, грузинский, болгарский, английский, финский, итальянский нидерландский и немецкий языки. В 2010 году в издательстве Wieser Verlag вышел немецкий перевод книги «Семейный архив».

Точки пересечения двух поэтов — г. Черновцы. В Черновцах родился Борис Херсонский и в там же жил и учился Игорь Померанцев.

— Я всегда чувствую атмосферу места. Здесь как раз то место где можно и должно говорить об украинской литературе, — подчеркнул Игорь Померанцев. – В украинской литературе за последнее время произошли поразительные перемены. Появились авторы со свои стилем и образом видения окружающего мира. Это Юрий Андрухович с его чувственным образом украинца и новым отношением к России, не абсолютно агрессивным, а юмористичным и ироничным, Оксана Забужко, которая заново ткёт полотно национальной памяти, практически погибшей голодной смертью в 30-х годах и добитой в лагерях Гулага, и Сергей Жадан, показавший Европе яркий образ украинца с Луганщины.

— Литература в Украине это составная часть нескольких литератур. Украинской, русской, крымско-татарской, потихоньку возрождающейся литературы на идиш и литература на региональных языках, — отметил Борис Херсонский. – Русская литература традиционно сильна в Украине, но практически не пересекается с украинской, но тем не менее, большинство украинских авторов чувствуют себя в несколько стесненном состоянии. За исключением тех, кого отметил Игорь Померанцев.
Вечер, проходивший на двух языках, скорее напоминал непринужденную беседу двух эстетов между собой и со зрителями. А их в маленьком зале собралось больше чем на иных презентациях в просторных помещениях. И они не обманулись в своих ожиданиях, тепло встречая аплодисментами и поэзию Игоря Померанцева на украинском языке и стихи Бориса Херсонского на русском.