Одесский обозреватель » - Виктория Колтунова: я так думаю, "Интервью, "Культура, Одесса новости, Одесский международный кинофестиваль, Статьи об Одессе » Виктория Колтунова. Три беседы в кулуарах 4-го ОМКФ. Галина Лазарева

Виктория Колтунова. Три беседы в кулуарах 4-го ОМКФ. Галина Лазарева

Беседа вторая. Галина Лазарева.

«Беседа первая. Нана Джорджадзе». «Беседа третья. Ольга Дудник».

Галина Лазарева — главный редактор и заместитель директора Одесской киностудии по творческим вопросам в 70-80 годах, Заслуженный работник культуры, автор 7-ми книг о кино. На ОМКФ – зритель.

В.К. – Галина Яковлевна, какое у Вас, человека в кино очень искушенного, общее впечатление от фестиваля?

Г.Л. — Одесский кинофестиваль, конечно же – событие. В философии, в отличие от истории или журналистики, понятие события чаще всего лишено оценочного, нормативного компонента. В житейском языке событием называют только факты, имеющие большое значение, так, если поезд приходит по расписанию, это не событие, а вот если он сошел с рельс — это, конечно, событие.

Но Одесский кинофестиваль, следуя житейской логике, для города — все-таки событие, хотя и пришел по расписанию.

Для устроителей состоялся хорошо, для меня, зрителя-одиночки, тоже: посмотрела, увидела, услышала 16 фильмов. Ходила по бейджику свободно, молодежь — волонтеры улыбались, желали хорошего просмотра.

В.К. – А минусы какие-нибудь были?

Г.Л. – Ну, например, не слышно было на площади перед музкомедией пресс-конференций, постоянно пропадал звук, Но я не в большой обиде, потому что, судя по прошлому году, когда мы с вами, помните, тоже встречались тут на площади, вопросы и ответы на пресс-конференциях, обычно самого общего свойства. Так что много, наверное, я не потеряла.

Аннотации в каталоге на каждый фильм удивляли несоответствием содержания экранному эквиваленту, вместе с тем сам каталог очень качественно полиграфически исполнен, много информации.

С другой стороны, с аннотациями не так просто: ясность изложения всегда сопряжена с известным риском. Чем лучше вас поймут, тем охотнее раскритикуют.

В.К. – Парадоксальное заявление! Значит, чем понятнее, тем хуже? Для автора хуже? А зритель, кстати, не любит, когда в кино «темнят», он любит, чтобы все было ясно, или же, не поняв фильм, заявляет, вот ерунду показали!

Г.Л. – Наоборот, я имела в виду, что в творчестве ясность — добродетель. Но, если ясность добродетель, трудно принять как добродетель фильм Войтека Смажовски «Автоинспекция». Согласно аннотации — «Семеро друзей полицейских из варшавской автоинспекции, живут, казалось бы насыщенной жизнью». Насыщенная жизнь — это по авторам сплошная, отвратительная нецензурщина, омерзительное поведение с так называемыми женщинами. Зоопарк парфюмом пахнет в сравнении с этим фильмом.

В.К. – Это единственный фильм конкурсной программы, с которого я ушла, не выдержав его брутальности.

Г.Л. – Я вас понимаю. Шляхетно-европейские авторы оскорбили зрителя обыденностью и убедительностью камеры, крупными планами, медицинскими подробностями. В данном случае реализм кинопоказа сыграл с авторами плохую шутку, но они сами в этом виноваты. Согласно аннотации перед героем — сержантом Кролем «открываются коррупционные схемы с ниточками к высшим эшелонам власти». А без мата они не открылись бы? Оказывается, выгибаем палку в обратную сторону, на самом деле стремясь ее выпрямить?!

В.К. — Для меня этот герой вообще не герой. Герой в кино – это тот, за кем хочется следовать, кому хочется подражать. Крулю не хочется подражать, он манерой своего поведения превратил свой персонаж из положительного героя в отрицательного. Для меня, во всяком случае.

Г. Л. — Героизм — это исключительная добродетель исключительных людей, крайняя степень бескорыстной храбрости, противостоящей любому реальному или возможному злу. Вот таким героем для меня стала маленькая девочка Эка в грузинском фильме «В цвету» (режиссеры Нана Эквтимишвили и Симон Гросс). Этот фильм предъявил для меня лично такой героизм, когда 14-летняя подруга Натии, Эка во имя справедливости, дружбы и еще чего-то неуловимого, противостоит и пистолету, и измене, и всей неприглядной обыденности жизни.

В. К. – Это один из лучших фильмов фестиваля, и я не понимаю, как мог «Географ глобус пропил» по решению жюри выйти на первое место по сравнению с «В цвету».

Г. Л. — Еще недоумение у меня вызвал израильский фильм «Орлы». «Жизнь и смерть сближаются в мире нашего одиночества» — сказал Рильке. Каждый умирает одиноким, потому что никто не может любить и умереть вместо нас, никто не может прожить за другого его жизнь. Однозначность такого понятия теряет смысл в обществе героев этого фильма. Легкость, с которой ветераны войны за независимость убивают мимоходом следующее за ними «поколение» в том числе и единственную свою дочь от женщины, которую так рьяно и не декларативно герой любит всю жизнь, ставит под сомнение саму независимость. К этому ли стремились авторы фильма?

В. К. – Там два сюжета, по сути. Один — это любовный треугольник, а второй неприкаянность бывших военных стариков в современном мире. Пока загадка появления Тамары в Тель-Авиве еще не раскрылась, я думала, что в фильме образовался не треугольник, а любовный 4-хугольник, то есть в жизни Тамары появился кто-то еще, третий мужчина, и она заточила себя в квартире, чтобы не травмировать двух других, любящих ее мужчин. Такое решение принесло бы свежую струю в сюжетные отношения персонажей. И еще, думаю, что если бы старик убил одного парня, который шел на его друга с ножом, на пляже, и этим убийством авторы бы ограничились, то картина приобрела бы трагическое звучание, поскольку Эфраим и Мошко на войне были солдатами, а, убив в мирное время, стали обыкновенными убийцами. Но авторы пошли по легкому пути «смотрибельности», потакая невзыскательным вкусам современных любителей острых положений в кино.

Г. Л. — «Кошмарный мир убийств, секс-торговли и мести» сближает также фильмы «Должник», Великобритания, режиссер Крэйг Вивейрос и «Стокер» (США, Великобритания, режиссер Пак-Чхан-Ук).

И, несмотря на то, что действующие лица в «Должнике» изобразительно отталкивающие, а в «Стокере» камера и актеры тревожат зрителя не сразу — уродство, не отсутствие красоты, а ее противоположность, то, что вызывает отвращение — объединяет создателей этих лент в их стремлении убедить меня, зрителя, в том, что уродство должно оттолкнуть, не вызывать даже простой симпатии. Если так, то подобный подход тоже требует искусства и даже своего рода таланта — в том числе и у зрителя.

В. К. – Талантливого зрителя надо воспитать, это процесс долгий и сложный. А мы смотрим кино сейчас. Мне понравилось ваше наблюдение о том, что иногда авторы показывают нечто отталкивающее, не называя его прямо отталкивающим, чтобы отвращение к нему возникло исподволь, я вас правильно поняла? Это очень тонкое наблюдение.

Г. Л. – Да, но я против такой зрелищной убедительности.

В. К. — Хорошо, а что вам показалось самым интересным не из фильмов, а в самой идее фестиваля как киноявления?

Г. Л. – Наверное, то, что молодежь, вдохновенно и массово перетекающая из зала в зал на Одесском кинофестивале привлекала ярко выраженным стремлением понять, что же происходит в этом определенно «безбашенном» мире. А вдруг есть «простейший факт душевного смысла», благодаря которому раскрывается или устанавливается мое собственное «я»?

С интересом я прислушалась на лестнице к беседе юноши и девушки, не согласных с присуждением фильму «Географ глобус пропил» (Россия, режиссер Александр Велединский) первых наград.

Я согласна с молодыми зрителями. Согласно аннотации: «Он просто живет. И не смотря на одиночество и тоску, никогда не теряет способность чувствовать и любить». Может быть, создатели фильма оставили за кадром, то, чем «просто живет герой», оставили в оригинале, в первоисточнике, передав нам, зрителям, восхищение красотой реки, ее мощи и Хабенского, географа навсегда чужого и не нужного? Жаль актера, какой он «молодой биолог»? Какая любовь школьницы? Истина не обязана всегда быть светлой. Фильм — отрицание нормальной жизни, но отрицать реальность, значит утратить ее.

Еще: «Параджанов». Хорошо, что вспомнили, напомнили, проявили из «негатива времени». Но, «советский тоталитарный режим» (в аннотации) и скромность авторов оставили за кадром гениальность, философичность, глубину героя, его видение мира, сведя тему к коллажности его фильмов.

А как Параджанов думал, о чем? Его слова, его размышления о Лермонтове, о Демоне, о «хандрящей России» — всего этого ощутимо недостает в фильме.

«Вечное возвращение» (Украина, режиссер Кира Муратова) фильм не отделим от вещной среды, созданной художником — постановщиком Евгением Голубенко. Без насыщенности, разнообразия каждого экранного кадра при кажущемся однообразии действия фильм не мог состояться. Самый иронически оптимистический фильм среди виденных мною.

Но премьера «Вечного возвращения» Киры Муратовой обнажила для меня вопрос: Одесский кинофестиваль, а где Одесса?

В.К. – В конкурсе украинской программы участвовал фильм Алисы Павловской «Не хочу умирать», снятый в Одессе, на одесской почве. Но лучше бы его никто не снимал.

Г.Л. – После презентации фильма Муратовой в час ночи зал еще был полон. Никто не хотел уходить. «Пожалуйста, поговорите с нами. Мы не хотим вопросов. Мы хотим слушать вас» — тихий, убедительный голос из зала.

Режиссера никто не представил. Корзины цветов ни от кого не было. И это на первой премьерной демонстрации!

В.К. – То, что никто не представил, это очень плохо, и даже странно. Менее значительных режиссеров представляли. Но насчет корзины цветов – не знаю. Или уж всем режиссерам, представлявшим свою картину, корзины дарить, или никому. Иначе, не гостеприимно получится. Человек прилетел, скажем, из Чили, 17 часов в воздухе, и ему никаких цветов. А нашему украинскому режиссеру – целая корзина. А всем дарить, так никакого бюджета фестивального не хватит. Но я удивляюсь, что при такой популярности Киры Муратовой, в зале не нашлось поклонников ее творчества, которые преподнесли бы ей цветы от себя.

Что касается «Пожалуйста, поговорите с нами. Мы не хотим вопросов. Мы хотим слушать вас — тихий, убедительный голос из зала», то меня эта ситуация совсем не умиляет. Кира Муратова, как раз, известна тем, что не любит ничего говорить, объяснять, предпочитая, чтобы зритель сам догадывался, что она хочет сказать тем или иным фильмом. Более того, на пресс-конференции по этому фильму молодая журналистка спросила, как сама режиссер решила бы проблему героя и получила резкий, невежливый ответ. Мол, сами думайте. А проблема заключается в том, как вы знаете, что к бывшей однокурснице приходит мужчина и пытается получить у нее совет, как ему действовать, у него тяжелая, патовая ситуация. Бывшие сокурсницы, их играют несколько актрис, как и мужчину, играет несколько актеров, пытаются отделаться от него, их тяготит и ситуация, и необходимость ее как-то разрешать. Так вот, сама режиссер на стороне однокурсниц. Они прямо в лицо называют гостя назойливым, пытаются отделаться от него, выставить, не проявляют никакого сочувствия. А вот у меня, например, его ситуация сочувствие вызывает. Он мягкий благородный человек, не может причинить зло ни одной из своих женщин. За что его осуждать? Но это я по-человечески. А Кира Муратова его осуждает. По-кинематографически. Так играют актрисы под ее руководством. Я даже так поняла, что Муратовой вообще все люди надоели. И вообще она жизнь видит, как заезженную пластинку.

Г.Л. – Я имела в виду, что она из Одессы, а у одесситов должна быть своя особенная гордость.

В.К. – Мы и гордимся. Одесса – родина кино, и фестиваль у нас хороший, и Муратова тоже наша. А каким Вы видите будущее фестиваля?

Г.Л. – Услышала диалог юноши и девушки: фестиваль кончился. Теперь что? Спать?

Почему же только спать? А клубы, а диспуты? А кафедры культурологии? А отдельная программа для одесситов — зрителей? Кто бы этим занялся?

В. К. – Опять же сомнения. Для того чтобы проводить такую работу, ее надо сопровождать показом фестивальных фильмов. А у нас нет прав на прокат. Фестивальный просмотр – это одно, а клубный другое. Надо договариваться, платить. Не знаю, я не юрист в этих вопросах. Это вопросы уже производственные. Но если это возможно, и, если б я не знала, насколько Вы заняты своей работой в должности директора “Централизованной городской библиотечной системы”, то очень бы желала, чтобы таким человеком стали вы.

Г.Л. – Я имела в виду дополнительную программу для зрителей во время фестиваля: групповые просмотры, внесение программы заранее в учебные планы кафедр культурологии, общественного муниципального молодежного «правительства», дворца студентов и др. Один организатор и дополнительные просмотры. Фестиваль — как базовая модель для оценок и т. д.

Решение проблемы свободного времени, которое может быть как наказанием, так и благом.

В.К. – Это очень интересное предложение. Спасибо.

Виктория КОЛТУНОВА

«Беседа первая. Нана Джорджадзе». «Беседа третья. Ольга Дудник».


Рубрики: - Виктория Колтунова: я так думаю, "Интервью, "Культура, Одесса новости, Одесский международный кинофестиваль, Статьи об Одессе · Метки: , , , ,

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.