Одесский обозреватель » ""Главные новости, "Общество, Виталий Орлов, Одесса новости, Статьи об Одессе » Виталий Орлов. Памяти Василия Георгиевича Пештерева, освободителя Одессы…

Виталий Орлов. Памяти Василия Георгиевича Пештерева, освободителя Одессы…

Сегодня, борясь за власть и личные блага, которые та сулит, мы забываем о тех, кто, по сути дела, обеспечил «борцам» такие возможности: захватить власть, сменить непокорных чиновников на угодных, назначить себя президентом.

Хотел обойти эту тему стороной, но не могу. Она напрямую связана с тем, о чем расскажу ниже.

6 марта ровно сорок дней, как не стало Василия Георгиевича Пештерева, человека удивительной судьбы, возможно, последнего участника Финской войны 1939 – 1940 годов, на которую ушел добровольцем. Василий Георгиевич был последним из пяти братьев Пештеревых, которые воевали за Родину. Трое с фронта не вернулись.

Мне довелось быть знакомым с гвардии майором Пештеревым, который начал воевать с врагом в первый день – 22 июня 1941 года, а закончил 9 мая 1945 года. Он прошел всю войну, кроме тех десяти дней, которые пролежал в госпитале после очередного ранения.

По своему рождению, Василий Георгиевич не одессит, но он им стал по своему характеру, несгибаемому, мужественному и веселому. В Одессу в 1920 году переехали его родители. В 1938 году он добровольно ушел служить в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию, с которой участвовал в Финской кампании. Воевал он в составе 56-й корпусного артиллерийского полка. На вооружении состояли недавно внедренные в войска 152-мм пушки, дальность стрельбы которые был 20 километров.

Командиры оценили молодого солдата и отправили его на командирские курсы при Московском артиллерийском училище имени Красина, после которых Василию присвоили звание «лейтенант». По окончании курсов он вернулся в 56-й полк, в составе которого начал войну. Тогда полк дислоцировался Северо-Западнее Витебска. Помнит, как полк под командованием подполковника Коваленко и комиссара Цейса отступал, оставив Витебск, Гродно и другие города. Трижды (!) полк Василия Георгиевича попадал в окружение, и трижды его командир и комиссар выводили личный состав и технику, не потеряв ни одного из 36 орудий, о чем сегодня с нескрываемым восторгом говорит наш ветеран. Там дошли до самой Москвы, участвовали в ее обороне. На подступах к Москве Василия Пештерева вызвал командир того же 56-го артполка и сказал, чтобы тот ехал к командующему артиллерией Красной армии. В штабе артиллерии ему сказали:

— Пойдете командиром минометной батареи.

— Товарищ генерал, — возразил кандидат на повышение в должности, — что вы делаете? Что вы из меня минометчика делаете, если я такими пушками мощными командовал?

— Родина приказала, выполняй, — ответил генерал из управления кадров.

Лейтенанту Пештереву ничего не оставалось делать, как сказать «есть» и отправиться на формирование новых частей, которым занимался полковник Ю.П. Бажанов. Пештерев прибыл в его распоряжение и узнал, что в формируемой батарее нет никого, кроме его самого и штатного расписания батареи 36-го отдельного гвардейского дивизиона. Когда дивизион был сформирован, солдаты и командиры получили команду «по машинам» и поехали на подмосковный полигон Алабино. Там В. Пештерев узнал, что загадочными минометами оказались «Катюши», о которых знали далеко за пределами Москвы, но видели немногие.

5 декабря 36-й дивизион «Катюш» начал наступление под Москвой, после чего Василий Пештерев попал в 87-й гвардейский минометный полк с повышением в должности. При этом он себе сказал: «Больше никаких повышений». Сказано – сделано. С этим полком он освобождал Одессу, прошел через всю Украину, а закончил войну на Балканах. Но это было потом, а пока… Полк, сформированный в течение 7 дней в Подмосковье, погрузили в товарные вагоны и отправили на Воронежский фронт оборонять древний одноименный город. Потом полк освобождал поселок Давыдовка, форсировал Дон. В районе Кантемировки полк впервые перешел в наступление, а дальше была Украина, освобождение Сватово, Купянска. Впереди ждал Харьков, в районе которого сложилась тяжелая обстановка. На Северском Донце минометный полк захватил плацдарм, на котором до августа 1943 года держали оборону, поддерживая огнем 25-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

После Харькова полк Пештерева освобождал Старобельск, а между Запорожьем и Днепропетровском, форсировал Днепр в самой широкой его части в направлении на Апостолово. За бои под Апостолово гвардии капитан Пештерев был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, который, через 70 лет чья-то преступная рука похитила с пиджака заслуженного человека.

В Одесской операции полк Пештерева поддерживал пехоту 8-й гвардейской армии В.И.Чуйкова. Тогда, в начале Одесской операции Василий Георгиевич впервые увидел командующего 3-м Украинским фронтом генерала Малиновского, о котором отзывается так:

«Это был разумный человек, который принимал правильные решения, и все эти решения, по существу, выполнялись. Я не помню такого случая, чтобы начавшаяся операция, не была удачно завершена. Он был обычным человеком».

…На рассвете 28 марта 1944 года на 3-м Украинском фронте началась артиллерийская подготовка, в которой приняли участие «Катюши» 87-го гвардейского минометного полка. Одним из дивизионов полка командовал Василий Пештерев, опытный командир, за плечами которого была Финская кампания, взятие линии Маннегрейма, Парад на Красной площади 7 ноября 1941 года, оборона Москвы. Как вспоминал Василий Георгиевич, каждая операция начиналась и заканчивалась залпом «Катюш», особо отмечая при этом мощь этих установок, выпускающих одновременно 184 снаряда. Через трое суток гвардейцы Чуйкова, минометчики Пештерева, сопровождающие Конно-механизированную группу Плиева, подошли к Березовке, где встретили серьезное сопротивление противника. Тут не обошлось без залпов гвардейских минометов. 31 марта наши войска взяли Березовку, открыв себе путь на Одессу. 4 – 5 апреля войска подошли к станции Выгода, перерезав железную дорогу.

Полки и дивизии подходили к заветной цели. Впереди была Одесса. Вечером 9 апреля в штабе 8-й гвардейской армии лично В.И. Чуйков собрал командующих корпусами, командиров дивизий, начальника артиллерии. Был на этом совещании и Василий Георгиевич, так как его минометчики должны были обеспечивать продвижение вперед. Подводя итог, Чуйков, не выбирая выражений, сказал:

— Если кто-нибудь без моего приказа, еще раз подчеркиваю, без моего приказа откроет огонь по Одессе, или бросит хоть одну бомбу по Одессе, лично сам всех расстреляю.

— А как Одессу взять? – задал вопрос кто-то из собравшихся.

— Пойдут автоматчики, пойдут самоходчики. А вы будьте готовы по моей команде дать огонь по городу, если это нужно будет.

Гвардейцы Чуйкова наступали со стороны Дальника, Татарки. В Одессу вошли в районе станции Товарная поутру 10 апреля, а им навстречу вышли одесситы.

Вспоминая те дни, Василий Георгиевич не забыл сказать о командирах батарей, земляках, которые служили под его началом в минометном дивизионе: Самойленко Павле Степановиче, Гулевиче Николае Кирилловиче, Беере Владимире Михайловиче. С особой радостью Василий Георгиевич отметил, что все трое вернулись после войны домой, в родную Одессу. Павел Степанович Самойленко и Николай Гулевич стали преподавателями университета, а их однополчанин Владимир Беер пришел в школу № 122 преподавать историю.

Когда 87-й гвардейский минометный полк покинул освобожденную Одессу, командир дивизиона Пешетерев собирался отпустить товарищей на незапланированную побывку домой, чтобы повидаться с родственниками, но поступил приказ выступить в район немецких колоний Либенталь, Ленинталь, Петерсталь на помощь кавалеристам И.А. Плиева. Два дивизиона полка прибыли в указанный район и открыли огонь по противнику и, таким образом, позволили кавалеристам избежать окружения и выйти на Тираспольскую дорогу. Тирасполь был освобожден 12 апреля, а 87-му гвардейскому минометному полку было присвоено наименование «Одесский», о чем с особой гордостью вспоминал Василий Георгиевич.

После освобождения Тирасполя части полка, в котором служил Василий Пештерев, передали в 37-ю Армию, которая 14 апреля форсировала Днестр. Именно там гвардии капитану Пештереву объявили приказ о награждении его орденом Отечественной войны 1-й степени.

После Тирасполя части 37-й Армии остановились на Кицканском плацдарме, сдерживая его в течение 4 месяцев – с апреля по август 1944 года – а 31 августа командующий артиллерией 37-й армии подписал Приказ № 037/н о награждении орденами и медалями личного состава. В Приказе упоминаются имена гвардии капитана В.Г. Пештерева и гвардии старшего лейтенанта Н.К. Гулевича. В наградном листе, который прилагался к Приказу, в частности, было сказано, что «22.8.44 г в момент дачи залпа по выс. 133,6 из района южной окраины с. Кирнацень, противник произвел огневой артналет на огневую позицию. Тов. Пештерев своим хладнокровием и мужеством, воодушевляя подчиненных, своевременно дал залп по контратакующему батальону противника. Противник, понеся огромные потери, отошел. Наши войска успешно пошли вперед». За этот бой Василий Георгиевич был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

Хорошо помнит ветеран историю награждения его орденом Александра Невского. Дело было под Будапештом, уже освобожденным нашими войсками. „Катюши” Пештерева поддерживали наступление 104-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта А.В.Петрушевского, который стоял в обороне между озерами Веленце и Балатоном. На этом участке армия Гудериана сосредоточила большие силы, которые должны были форсировать канал Елуша. Тут, Пештерева вызвал командир корпуса и спрашивает:

— Сколько у тебя есть запаса снарядов?

— У меня есть для того, чтобы стрелять, один дивизионный залп. Есть еще три дивизионных залпа, которые я могу использовать только с разрешения командующего гвардейскими минометными частями Третьего Украинского фронта Василия Ивановича Вознюка, — доложил Пештерев.

— Вознюк здесь я, — сказал Петрушевский с акцентом на местоимении «я», — выполняй мой приказ! Ты расчитывай методически огонь так, чтобы тебе этих трех залпов хватило на целый день, чтобы мы не пустили ни в коем случае немцев форсировать Елушу.

Так командир дивизиона Пештерев расчитал: где два снаряда, то вправо, влево, а где-то вглубь, не дав возможности Гудериану форсировать Елушу. За эту операцию гвардии капитан Василий Георгиевич Пештерев был награжден орденом Александра Невского.

Так и воевал Василий Пештерев, „за Родину, о наградах не думая”, как говорил он сам, до самого конца войны. А День Победы встретил в предгорьях Альп, километров 150 южнее Вены. В тот день разведка доложила, что по Альпам двигаются немцы и просила дать по ним залп. Начальник штаба дивизиона Пештерев, Василий Георгиевич занимал тогда уже эту должность, подготовил данные, а потом последовал залп „Катюш”. Оказалось, что обстрелу подверглись англичане… Почувствовав неладное, они связались со штабом 3-го Украинского фронта, откуда тут же прибыло распоряжение прекратить огонь. А генерал Вознюк комментировал: „Зато будут знать, что такое русские!”. Вознюк Василий Иванович был очень простым и добрым человеком. На протяжении всего наступления он прошел в составе сначала Юго-Западного, затем – 3-го Украинского фронта.

Так бы и продолжал служить гвардии майор Пештерев в рядах Красной Армии, только высокое начальство решило, что надо его уволить в запас, как никак ранения, контузия и, как следствие, инвалидность 1-й группы. Были бы знакомства у майора, остался бы в строю, а так даже на военную пенсию не заработал. Всего-то, с учетом льготного военного стажа «год за три» набегало около 15 лет.

В 1946 Василия Георгиевича уволили из рядов Вооруженных Сил. Дело было при командующем Одесским военным округом, в котором служил В. Пештерева, Георгии Константиновиче Жукове. Однажды на личном приеме, который длился не более 5 минут, Маршал Советского Союза объявил, что подписывает приказ об увольнении фронтовика. Тем не менее, наш ветеран зла на него не таит, называя Жукова справедливым и строгим во всех отношениях, вспоминая ремарку Жукова: «Если бы я был сейчас в Москве, я бы этот приказ отменил» (Жуков, как мы знаем, сам был в почетной ссылке на Юге. – В.О.).

Став гражданским человеком, Василий Георгиевич не остался без работы. Как-то его вызвали в Одесский Горком КП(б)У с тем, чтобы сообщить о назначении фронтовика директором школы при Одесской колонии для несовершеннолетних.

Более десяти лет он проработал в колонии, пользуясь уважением самих высоких начальников – от секретарей Кагановичского райкому партии – до секретаря Одесского Обкома партии. В середине 1960-х годов Василию Георгиевичу доверили должность директора специальной школы № 75.

Немного отойдя о темы, скажу, что так и не сумел я поговорить подробнее о школьной деятельности Василия Георгиевича. Что-то постоянно мешало. То я был занят, то какие-то неприятности не позволяли Василию Георгиевичу.

Выйдя на пенсию, Василий Георгиевич не сел, как говорится на лавочку у подъезда наблюдать, что и как вокруг. Буквально до последних дней жизни, пока мог самостоятельно перемещаться, он был активным участником работы Совета ветеранов войны, постоянно бывал в подшефной школе № 122, где создан музей его родного 87-го полка. Общался с ребятами, с учителями. Часто организовывал встречи с однополчанами. Об этой деятельности свидетельствуют многочисленные фотографии, которые бережно хранил ветеран.

Самым, пожалуй, тяжелым в жизни освободителя Одессы Василия Пештерева оказался 2013 год, который нанес новые, никак не заслуженные раны ветерану. В минувшем году с ним приключилась беда. Он сломал ногу. Тяжелейшая операция обошлась в 20 000 гривен, не считая затрат на реабилитацию. Ветеран подал заявление с просьбой компенсировать затраты на операцию в управление социальной защиты. Там ему ответили, что вынесут его вопрос на рассмотрение какой-то комиссии. Вопрос решался почти два месяца. В итоге ветерану, кавалеру шести орденов СССР и одного ордена независимой Украины, выплатили пять тысяч, объяснив, что больше дать не могут – денег в бюджете нет. Выдержал ветеран. Войну прошел, и такой поворот судьбы ему оказался по зубам. Первое время Василий Георгиевич был прикован к постели. Когда нога пошла на поправку, стал вставать, немного ходить по квартире. На улицу не выходил, запрещали внуки.

Летом приключилась с ветераном еще одна неприятность. Он вывихнул руку. И тут не загрустил герой войны. Преодолевал стойко боль.

Беда ждала ветерана в день его рождения. Надевая пиджак с наградами, он обнаружил, что не хватает орденов Александра Невского и Отечественной войны 1-й степени, того самого, о котором я рассказывал выше…

… Когда я впервые позвонил Василию Георгиевичу, а это было через несколько дней после 10 апреля прошлого года, он расспросил меня о цели звонка. Задал другие вопросы, а потом с удивлением задал мне вопрос: «Почему Вы интересуетесь мною, ведь 10 апреля, День освобождения Одессы уже прошел?». Вот так ветеран, заслуженный человек, инвалид Отечественной войны 1-й группы воспринимал желание людей пообщаться с ним, связывая такое желание с двумя датами: 9 Мая и 10 Апреля. Обидно и … противно, тем более, что речь идет о человек, прошедшем всю войну, от первого до последнего дня; о ветеране который залпами своих «Катюш» принес свободу нашему городу…

А, между тем, скоро наступит 10 апреля, день 70-летия освобождения Одессы от фашистских захватчиков. Опять потянутся косяки депутатов и чиновников к ветеранам. Если потянутся. Правда, теперь у них работы поубавилось, так как за год, который прошел с 10 апреля 2013 года, освободителей Одессы, живущих в нашем героическом городе. Их осталось всего 21…

Виталий Орлов, преподаватель ОНУ имени И.И.Мечникова, член НСЖУ


Рубрики: ""Главные новости, "Общество, Виталий Орлов, Одесса новости, Статьи об Одессе · Метки: , ,

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.