Рубрики
""Главные новости "Общество Виталий Орлов Одесса новости Статьи об Одессе

Виталий Орлов. Памяти Василия Георгиевича Пештерева, освободителя Одессы…

Сегодня, борясь за власть и личные блага, которые та сулит, мы забываем о тех, кто, по сути дела, обеспечил «борцам» такие возможности: захватить власть, сменить непокорных чиновников на угодных, назначить себя президентом.

Хотел обойти эту тему стороной, но не могу. Она напрямую связана с тем, о чем расскажу ниже.

6 марта ровно сорок дней, как не стало Василия Георгиевича Пештерева, человека удивительной судьбы, возможно, последнего участника Финской войны 1939 – 1940 годов, на которую ушел добровольцем. Василий Георгиевич был последним из пяти братьев Пештеревых, которые воевали за Родину. Трое с фронта не вернулись.

Мне довелось быть знакомым с гвардии майором Пештеревым, который начал воевать с врагом в первый день – 22 июня 1941 года, а закончил 9 мая 1945 года. Он прошел всю войну, кроме тех десяти дней, которые пролежал в госпитале после очередного ранения.

По своему рождению, Василий Георгиевич не одессит, но он им стал по своему характеру, несгибаемому, мужественному и веселому. В Одессу в 1920 году переехали его родители. В 1938 году он добровольно ушел служить в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию, с которой участвовал в Финской кампании. Воевал он в составе 56-й корпусного артиллерийского полка. На вооружении состояли недавно внедренные в войска 152-мм пушки, дальность стрельбы которые был 20 километров.

Командиры оценили молодого солдата и отправили его на командирские курсы при Московском артиллерийском училище имени Красина, после которых Василию присвоили звание «лейтенант». По окончании курсов он вернулся в 56-й полк, в составе которого начал войну. Тогда полк дислоцировался Северо-Западнее Витебска. Помнит, как полк под командованием подполковника Коваленко и комиссара Цейса отступал, оставив Витебск, Гродно и другие города. Трижды (!) полк Василия Георгиевича попадал в окружение, и трижды его командир и комиссар выводили личный состав и технику, не потеряв ни одного из 36 орудий, о чем сегодня с нескрываемым восторгом говорит наш ветеран. Там дошли до самой Москвы, участвовали в ее обороне. На подступах к Москве Василия Пештерева вызвал командир того же 56-го артполка и сказал, чтобы тот ехал к командующему артиллерией Красной армии. В штабе артиллерии ему сказали:

— Пойдете командиром минометной батареи.

— Товарищ генерал, — возразил кандидат на повышение в должности, — что вы делаете? Что вы из меня минометчика делаете, если я такими пушками мощными командовал?

— Родина приказала, выполняй, — ответил генерал из управления кадров.

Лейтенанту Пештереву ничего не оставалось делать, как сказать «есть» и отправиться на формирование новых частей, которым занимался полковник Ю.П. Бажанов. Пештерев прибыл в его распоряжение и узнал, что в формируемой батарее нет никого, кроме его самого и штатного расписания батареи 36-го отдельного гвардейского дивизиона. Когда дивизион был сформирован, солдаты и командиры получили команду «по машинам» и поехали на подмосковный полигон Алабино. Там В. Пештерев узнал, что загадочными минометами оказались «Катюши», о которых знали далеко за пределами Москвы, но видели немногие.

5 декабря 36-й дивизион «Катюш» начал наступление под Москвой, после чего Василий Пештерев попал в 87-й гвардейский минометный полк с повышением в должности. При этом он себе сказал: «Больше никаких повышений». Сказано – сделано. С этим полком он освобождал Одессу, прошел через всю Украину, а закончил войну на Балканах. Но это было потом, а пока… Полк, сформированный в течение 7 дней в Подмосковье, погрузили в товарные вагоны и отправили на Воронежский фронт оборонять древний одноименный город. Потом полк освобождал поселок Давыдовка, форсировал Дон. В районе Кантемировки полк впервые перешел в наступление, а дальше была Украина, освобождение Сватово, Купянска. Впереди ждал Харьков, в районе которого сложилась тяжелая обстановка. На Северском Донце минометный полк захватил плацдарм, на котором до августа 1943 года держали оборону, поддерживая огнем 25-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

После Харькова полк Пештерева освобождал Старобельск, а между Запорожьем и Днепропетровском, форсировал Днепр в самой широкой его части в направлении на Апостолово. За бои под Апостолово гвардии капитан Пештерев был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, который, через 70 лет чья-то преступная рука похитила с пиджака заслуженного человека.

В Одесской операции полк Пештерева поддерживал пехоту 8-й гвардейской армии В.И.Чуйкова. Тогда, в начале Одесской операции Василий Георгиевич впервые увидел командующего 3-м Украинским фронтом генерала Малиновского, о котором отзывается так:

«Это был разумный человек, который принимал правильные решения, и все эти решения, по существу, выполнялись. Я не помню такого случая, чтобы начавшаяся операция, не была удачно завершена. Он был обычным человеком».

…На рассвете 28 марта 1944 года на 3-м Украинском фронте началась артиллерийская подготовка, в которой приняли участие «Катюши» 87-го гвардейского минометного полка. Одним из дивизионов полка командовал Василий Пештерев, опытный командир, за плечами которого была Финская кампания, взятие линии Маннегрейма, Парад на Красной площади 7 ноября 1941 года, оборона Москвы. Как вспоминал Василий Георгиевич, каждая операция начиналась и заканчивалась залпом «Катюш», особо отмечая при этом мощь этих установок, выпускающих одновременно 184 снаряда. Через трое суток гвардейцы Чуйкова, минометчики Пештерева, сопровождающие Конно-механизированную группу Плиева, подошли к Березовке, где встретили серьезное сопротивление противника. Тут не обошлось без залпов гвардейских минометов. 31 марта наши войска взяли Березовку, открыв себе путь на Одессу. 4 – 5 апреля войска подошли к станции Выгода, перерезав железную дорогу.

Полки и дивизии подходили к заветной цели. Впереди была Одесса. Вечером 9 апреля в штабе 8-й гвардейской армии лично В.И. Чуйков собрал командующих корпусами, командиров дивизий, начальника артиллерии. Был на этом совещании и Василий Георгиевич, так как его минометчики должны были обеспечивать продвижение вперед. Подводя итог, Чуйков, не выбирая выражений, сказал:

— Если кто-нибудь без моего приказа, еще раз подчеркиваю, без моего приказа откроет огонь по Одессе, или бросит хоть одну бомбу по Одессе, лично сам всех расстреляю.

— А как Одессу взять? – задал вопрос кто-то из собравшихся.

— Пойдут автоматчики, пойдут самоходчики. А вы будьте готовы по моей команде дать огонь по городу, если это нужно будет.

Гвардейцы Чуйкова наступали со стороны Дальника, Татарки. В Одессу вошли в районе станции Товарная поутру 10 апреля, а им навстречу вышли одесситы.

Вспоминая те дни, Василий Георгиевич не забыл сказать о командирах батарей, земляках, которые служили под его началом в минометном дивизионе: Самойленко Павле Степановиче, Гулевиче Николае Кирилловиче, Беере Владимире Михайловиче. С особой радостью Василий Георгиевич отметил, что все трое вернулись после войны домой, в родную Одессу. Павел Степанович Самойленко и Николай Гулевич стали преподавателями университета, а их однополчанин Владимир Беер пришел в школу № 122 преподавать историю.

Когда 87-й гвардейский минометный полк покинул освобожденную Одессу, командир дивизиона Пешетерев собирался отпустить товарищей на незапланированную побывку домой, чтобы повидаться с родственниками, но поступил приказ выступить в район немецких колоний Либенталь, Ленинталь, Петерсталь на помощь кавалеристам И.А. Плиева. Два дивизиона полка прибыли в указанный район и открыли огонь по противнику и, таким образом, позволили кавалеристам избежать окружения и выйти на Тираспольскую дорогу. Тирасполь был освобожден 12 апреля, а 87-му гвардейскому минометному полку было присвоено наименование «Одесский», о чем с особой гордостью вспоминал Василий Георгиевич.

После освобождения Тирасполя части полка, в котором служил Василий Пештерев, передали в 37-ю Армию, которая 14 апреля форсировала Днестр. Именно там гвардии капитану Пештереву объявили приказ о награждении его орденом Отечественной войны 1-й степени.

После Тирасполя части 37-й Армии остановились на Кицканском плацдарме, сдерживая его в течение 4 месяцев – с апреля по август 1944 года – а 31 августа командующий артиллерией 37-й армии подписал Приказ № 037/н о награждении орденами и медалями личного состава. В Приказе упоминаются имена гвардии капитана В.Г. Пештерева и гвардии старшего лейтенанта Н.К. Гулевича. В наградном листе, который прилагался к Приказу, в частности, было сказано, что «22.8.44 г в момент дачи залпа по выс. 133,6 из района южной окраины с. Кирнацень, противник произвел огневой артналет на огневую позицию. Тов. Пештерев своим хладнокровием и мужеством, воодушевляя подчиненных, своевременно дал залп по контратакующему батальону противника. Противник, понеся огромные потери, отошел. Наши войска успешно пошли вперед». За этот бой Василий Георгиевич был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

Хорошо помнит ветеран историю награждения его орденом Александра Невского. Дело было под Будапештом, уже освобожденным нашими войсками. „Катюши” Пештерева поддерживали наступление 104-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта А.В.Петрушевского, который стоял в обороне между озерами Веленце и Балатоном. На этом участке армия Гудериана сосредоточила большие силы, которые должны были форсировать канал Елуша. Тут, Пештерева вызвал командир корпуса и спрашивает:

— Сколько у тебя есть запаса снарядов?

— У меня есть для того, чтобы стрелять, один дивизионный залп. Есть еще три дивизионных залпа, которые я могу использовать только с разрешения командующего гвардейскими минометными частями Третьего Украинского фронта Василия Ивановича Вознюка, — доложил Пештерев.

— Вознюк здесь я, — сказал Петрушевский с акцентом на местоимении «я», — выполняй мой приказ! Ты расчитывай методически огонь так, чтобы тебе этих трех залпов хватило на целый день, чтобы мы не пустили ни в коем случае немцев форсировать Елушу.

Так командир дивизиона Пештерев расчитал: где два снаряда, то вправо, влево, а где-то вглубь, не дав возможности Гудериану форсировать Елушу. За эту операцию гвардии капитан Василий Георгиевич Пештерев был награжден орденом Александра Невского.

Так и воевал Василий Пештерев, „за Родину, о наградах не думая”, как говорил он сам, до самого конца войны. А День Победы встретил в предгорьях Альп, километров 150 южнее Вены. В тот день разведка доложила, что по Альпам двигаются немцы и просила дать по ним залп. Начальник штаба дивизиона Пештерев, Василий Георгиевич занимал тогда уже эту должность, подготовил данные, а потом последовал залп „Катюш”. Оказалось, что обстрелу подверглись англичане… Почувствовав неладное, они связались со штабом 3-го Украинского фронта, откуда тут же прибыло распоряжение прекратить огонь. А генерал Вознюк комментировал: „Зато будут знать, что такое русские!”. Вознюк Василий Иванович был очень простым и добрым человеком. На протяжении всего наступления он прошел в составе сначала Юго-Западного, затем – 3-го Украинского фронта.

Так бы и продолжал служить гвардии майор Пештерев в рядах Красной Армии, только высокое начальство решило, что надо его уволить в запас, как никак ранения, контузия и, как следствие, инвалидность 1-й группы. Были бы знакомства у майора, остался бы в строю, а так даже на военную пенсию не заработал. Всего-то, с учетом льготного военного стажа «год за три» набегало около 15 лет.

В 1946 Василия Георгиевича уволили из рядов Вооруженных Сил. Дело было при командующем Одесским военным округом, в котором служил В. Пештерева, Георгии Константиновиче Жукове. Однажды на личном приеме, который длился не более 5 минут, Маршал Советского Союза объявил, что подписывает приказ об увольнении фронтовика. Тем не менее, наш ветеран зла на него не таит, называя Жукова справедливым и строгим во всех отношениях, вспоминая ремарку Жукова: «Если бы я был сейчас в Москве, я бы этот приказ отменил» (Жуков, как мы знаем, сам был в почетной ссылке на Юге. – В.О.).

Став гражданским человеком, Василий Георгиевич не остался без работы. Как-то его вызвали в Одесский Горком КП(б)У с тем, чтобы сообщить о назначении фронтовика директором школы при Одесской колонии для несовершеннолетних.

Более десяти лет он проработал в колонии, пользуясь уважением самих высоких начальников – от секретарей Кагановичского райкому партии – до секретаря Одесского Обкома партии. В середине 1960-х годов Василию Георгиевичу доверили должность директора специальной школы № 75.

Немного отойдя о темы, скажу, что так и не сумел я поговорить подробнее о школьной деятельности Василия Георгиевича. Что-то постоянно мешало. То я был занят, то какие-то неприятности не позволяли Василию Георгиевичу.

Выйдя на пенсию, Василий Георгиевич не сел, как говорится на лавочку у подъезда наблюдать, что и как вокруг. Буквально до последних дней жизни, пока мог самостоятельно перемещаться, он был активным участником работы Совета ветеранов войны, постоянно бывал в подшефной школе № 122, где создан музей его родного 87-го полка. Общался с ребятами, с учителями. Часто организовывал встречи с однополчанами. Об этой деятельности свидетельствуют многочисленные фотографии, которые бережно хранил ветеран.

Самым, пожалуй, тяжелым в жизни освободителя Одессы Василия Пештерева оказался 2013 год, который нанес новые, никак не заслуженные раны ветерану. В минувшем году с ним приключилась беда. Он сломал ногу. Тяжелейшая операция обошлась в 20 000 гривен, не считая затрат на реабилитацию. Ветеран подал заявление с просьбой компенсировать затраты на операцию в управление социальной защиты. Там ему ответили, что вынесут его вопрос на рассмотрение какой-то комиссии. Вопрос решался почти два месяца. В итоге ветерану, кавалеру шести орденов СССР и одного ордена независимой Украины, выплатили пять тысяч, объяснив, что больше дать не могут – денег в бюджете нет. Выдержал ветеран. Войну прошел, и такой поворот судьбы ему оказался по зубам. Первое время Василий Георгиевич был прикован к постели. Когда нога пошла на поправку, стал вставать, немного ходить по квартире. На улицу не выходил, запрещали внуки.

Летом приключилась с ветераном еще одна неприятность. Он вывихнул руку. И тут не загрустил герой войны. Преодолевал стойко боль.

Беда ждала ветерана в день его рождения. Надевая пиджак с наградами, он обнаружил, что не хватает орденов Александра Невского и Отечественной войны 1-й степени, того самого, о котором я рассказывал выше…

… Когда я впервые позвонил Василию Георгиевичу, а это было через несколько дней после 10 апреля прошлого года, он расспросил меня о цели звонка. Задал другие вопросы, а потом с удивлением задал мне вопрос: «Почему Вы интересуетесь мною, ведь 10 апреля, День освобождения Одессы уже прошел?». Вот так ветеран, заслуженный человек, инвалид Отечественной войны 1-й группы воспринимал желание людей пообщаться с ним, связывая такое желание с двумя датами: 9 Мая и 10 Апреля. Обидно и … противно, тем более, что речь идет о человек, прошедшем всю войну, от первого до последнего дня; о ветеране который залпами своих «Катюш» принес свободу нашему городу…

А, между тем, скоро наступит 10 апреля, день 70-летия освобождения Одессы от фашистских захватчиков. Опять потянутся косяки депутатов и чиновников к ветеранам. Если потянутся. Правда, теперь у них работы поубавилось, так как за год, который прошел с 10 апреля 2013 года, освободителей Одессы, живущих в нашем героическом городе. Их осталось всего 21…

Виталий Орлов, преподаватель ОНУ имени И.И.Мечникова, член НСЖУ


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.